Страна встала с колен, но, как оказалось, на голову

ЧЕМ ПАХНЕТ РЯЗАНЬ

К Рязанскому нефтеперерабатывающему комбинату у рязанцев всегда было неоднозначное отношение. С одной стороны завод является градообразующим предприятием, с которым прямо или косвенно связано около трети жителей города, с другой всем рязанцам, начиная от дворника и заканчивая, хочется верить, губернатором, известно о пагубном воздействии выбросов сероводорода. На протяжении 2014 года и рядовые рязанцы, и Экологический рязанский альянс пытались решить проблему загрязнения воздуха. Однако, как это обычно и случается в ходе борьбы простых смертных с корпорациями, дело не сдвинулось с мёртвой точки. Более того, цена на нефть несколько месяцев как упала, а стоимость бензина снижаться не спешит. Вот и вся польза промышленных гигантов для общества.

 

В апреле был оглашён доклад областного министерства природопользования и экологии Рязанской области о состоянии атмосферного воздуха, в котором говорилось, что в предыдущем году на стационарном посту наблюдений на улице Новосёлов по данным суточных замеров выявлены превышения по сероводороду, диоксиду серы, озону в 53 протоколах. Природоохранная прокуратура связала эти нарушения с деятельностью ЗАО «РНПК».

 Вину завода подтвердило и несколько процессов, состоявшихся этим летом. В июне Тульский арбитражный суд признал РНПК виновной в нарушении экологического законодательства по факту превышения норм выброса сероводорода в два раза на одном из её очистных сооружений. В июле аналогичное решение по поводу стоков самого нефтезавода принял Арбитражный суд Рязанской области.

В связи с этим компания «Роснефть», владеющая предприятием, заключила соглашение с Рязанской областью, в котором обещала завершить реконструкцию очистных сооружений к 2017 году. Однако у жителей Дашково-Песочни имелось своё мнение на счёт сроков окончания работ – людям элементарно надоело вдыхать сероводород. Были собраны тысячи подписей в интернете и на подписных листах.

У памятника Скобелеву 19 июня даже прошёл несанкционированный митинг, на который пришло около двухсот человек. Такое количество людей на протестной акции – безусловный прорыв для Рязани. Однако в целом митинг был проведён довольно бестолково. Изначально активисты, проводившие акцию, старались держаться подальше от политики и поближе к экологии, но не вышло. Коммунисты, совместно с которыми был организован митинг, раздавали свои печатные периодические издания, единоросс Андрей Глазунов распинался в защиту РНПК, а «Молодая Гвардия» собирала подписи против алкогольных энергетиков. Типа грамотно отвлекали внимания от основного рефрена. Таким образом, главный вопрос, собравший всех вместе, толком так и не обсудили.

Месяцем ранее, по инициативе чиновников, в ледовом дворце прошла соответствующая конференция. Встреча прошла 16 мая. Со стороны власти состав участников был впечатляющий: председатель Рязанской областной Думы Аркадий Фомин, вице-губернатор Сергей Филимонов, первый заместитель председателя правительства области Сергей Самохин, министр природопользования и экологии региона Игорь Авдеев, межрайонный природоохранный прокурор Наталья Морозова. Представителей общественности, которых предупредили о конференции в последнюю минуту, приехало всего несколько человек. Почему-то на встрече не присутствовал директор Рязанской нефтеперерабатывающей компании Владимир Абрамов: то ли не получил приглашения, то ли не посчитал нужным прийти.

В ходе собрания Игорь Авдеев ещё раз подтвердил, что основным источником выбросов в атмосферу является РНПК и заявил, что по имеющейся информации, предприятие использует далеко не все свои возможности по предотвращению выбросов и могло бы улучшить ситуацию, не дожидаясь 2017 года.

Итогом конференции стало создание рабочей группы из присутствовавших активистов и чиновников, которую возглавил депутат Рязанской областной Думы Игорь Трубицын. Затем было проведено ещё несколько заседаний, на которых представители РНПК рассказали о планах грядущей реконструкции очистных сооружений завода. Завершение работ намечалось на 2016 год, но проект обещали представить уже в июле, а осенью – выбрать подрядчика. Впоследствии звучали призывы проверить все предприятия южного промузла, чтобы выявить других нарушителей.

По итогам истекающего года теперь хорошо видно, что практических достижений в деятельности рабочей группы не так много, а если быть точным, то два.

Во-первых, на сайте администрации города стали публиковать отчёты об измерениях качества атмосферного воздуха. Даже несистематический мониторинг показывает, что концентрация вредных веществ запредельная.

Во-вторых, с июня РНПК использует на очистных сооружениях коагулянты – ингибиторы сульфидов, которые приводят к уменьшению загазованности сероводородом. Но это лишь временная мера, которая не может решить проблемы в целом.

Проект реконструкции очистных сооружений так и не был предоставлен, несмотря на обещания Игоря Авдеева, ни в июле, ни в сентябре. Ничего не известно и о проверке всех предприятий южного промузла. Хотя главным загрязнителем атмосферы по-прежнему можно считать РПНК, свою скромную лепту в убийство окружающей среды могут вносить и завод «Сплав», и  предприятие «Рязанское химволокно».

Не привело к кардинальному изменению ситуации и открытие 16 декабря на нефтезаводе единого центра экологических исследований.

Улучшение мониторинга можно лишь поприветствовать, однако бороться нужно с источником выбросов. Сероводород – крайне опасное вещество, повышенное содержание которого в воздухе вызывает интоксикацию, выражающуюся психическими нарушениями, головокружением, расстройством сна, тахикардией, кашлем и рвотой. Можно представить, какие последствия имеет многолетнее отравление людей этим газом. Возможно, именно здесь стоит искать психопатию последних дней, охватившую город, когда толпы жителей сметают всё с полок магазинов, словно перед началом ядерной зимы. Это не паника кризиса – это пары сероводорода.

 

БАРАШЕВА
ДАРЬЯ
P.
S.
В данный момент Экологический рязанский альянс собирает подписи под обращением к генеральному директору ЗАО «РНПК» Владимиру Абрамову. Основные требования активистов: наладить эффективную сероочистку, модернизировать сооружения для фильтрациии сточных вод и предоставить возможность общественного контроля за выполнением работ. Также ЭРА настаивает на проверке всех предприятий южного промузла и предоставлении со стационарного поста на улице Новосёлов информации о содержании выбросов в атмосферу.
Дополнение
Официально «Роснефть» именуется государственной компанией, но часть акций принадлежит бывшим владельцам компании ТНК-ВР, имеющим непосредственное отношение к английскому нефтяному гиганту ВР. Проще говоря, нашим геополитическим противникам. Этот пакет акций «Роснефти» был платой за покупку ТНК-ВР. Таким образом, недружественная нам масонская организация ещё глубже смогла замаскировать своё присутствие на отечественных стратегических месторождениях и предприятиях. Отсюда и опыты с сероводородом на рядовых гражданах, весь негатив от которых отражается на официальных государственных структурах.