Страна встала с колен, но, как оказалось, на голову

ЭКСПЕРТЫ КИСЛЫХ ЩЕЙ

Лингвист педуниверситета Елена Осипова ставит медицинские диагнозы

С отечественной лингвистикой происходит что-то страшное. Русский язык окончательно испохаблен, а среди преподавательского состава почти не осталось серьёзных специалистов. Ещё меньше там порядочных людей. Одни фейки и клоуны. Каждый видит себя экспертом и за деньги готов поставить свою подпись под какой угодно галиматьёй. Ответственности всё равно никакой. За всю уже долгую историю лингвистических экспертиз никто и никогда не понёс никакой ответственности за сфабрикованные выводы. Личная коллекция Михаила Комарова полна таких примеров. Самая свежая история связана с преподавателем филологии рязанского педагогического университета Еленой Осиповой, которая в своём лингвистическом исследовании нескольких редакционных текстов легко определила нарушение норм морали, действующего законодательства, а также поставила медицинский диагноз. Видимо, уровень просветления там такой, что уже пора к самой вызывать врачей.

История лингвистических безобразий началась в Рязани очень давно. Летом 2002 года прокуратура навсегда опозорила себя постановлением о возбуждении в отношении Михаила Комарова уголовного дела по тяжкому преступлению после заявления известного еврея, космополита и перебежчика Сергея Кузнецова. Следователь Александр Сеньков, которому гореть в аду, назначил филологическую экспертизу. С эксперта взяли соответствующую подписку.

Эту работу потом включили в свои сборники многие правозащитные организации. Тульский профессор Виктор Бондаренко в своей экспертизе без малейших колебаний профессиональной этики чётко указал, что некоторые сведения из оспариваемой статьи нельзя признать соответствующими действительности, а слова "хозяин" и "олигарх" несут неодобрительную оценку. Это стало самой настоящей сенсацией федерального уровня, о которой не преминули написать многие средства массовой информации. Тогда ещё филологические экспертизы были редкостью и отдавались большим интересом в обществе, а слово "олигарх" только входило в моду.

В экспертизе автор не может приводить собственные трактовки. Все выводы должны строиться на научных трудах общепризнанных авторитетов. Этим и отличается научный труд от художественного вымысла. При существовании в науке нескольких взглядов на одну и ту же проблему, как в случае с позициями московской и ленинградской школ на классификацию сложносочинённых и сложноподчинённых предложений, необходимо отразить все.

По большому счёту, любая лингвистическая экспертиза может только пояснить значения слов и выражений со ссылкой на конкретный толковый словарь, а также определить в какой форме изложены сведения. Никакие домысливания, логические выводы, а также различные юридические оценки просто не допустимы.

Лингвист может дать только характеристику слов и словосочетаний, но не действий и поступков указанных в этих предложениях.

Эту грань мало кто понимает и разграничивает.

Через год, в 2003 году, в рамках упомянутого уголовного дела была проведена комиссионная лингвистическая экспертиза. Основным автором был привлечён известный в стране специалист Анатолий Баранов, который с высоты своей самоуверенности, видимо, считал носителями своей фамилии не себя, а всех остальных.

О результатах экспертизы рассказали в своих сюжетах многие федеральные телеканалы. Даже гомосексуалист Михаил Осокин не удержался и посвятил теме целый сюжет в своих выпусках новостей на НТВ.

Анатолий Баранов в экспертизе по русскому языку сослался на труды Блаженного Августина, а в суде заявил, что толковый словарь Сергея Ожегова давно устарел.

Такого позора и унижения основоположников русского языка отечественная наука никогда не испытывала.

Анатолия Баранова до сих пор никто не лишил научных званий, а институт русского языка имени Виктора Виноградова, где он работает, дошёл в своих исследованиях до того, что не видит принципиальной разницы в использовании букв "е" и "ё". Осталось ещё слить твёрдый и мягкий знаки в один, а потом перейти на иероглифы и смайлы.

В комиссионной лингвистической экспертизе Анатолий Баранов основывал свои выводы на мониторинге пользователей интернета и дал пояснения исследуемых фраз и словосочетаний исходя из того значения, которое употребляло большинство. Раз все это имеют ввиду, то и Михаил Комаров – тоже.

Естественно, такие методы исследования текстов не имеют к науке никакого отношения, но судья и алкоголик Сергей Болотов смотрел московскому профессору Анатолию Баранову в рот.

Прошло много лет. Долго об интриганах ничего не было слышно, пока известная рязанская еврейка Елена Сабадышина не втащила нашу редакцию в новый судебный процесс. Летом 2016 года рязанская полиция обратилась с иском в Октябрьский районный суд. В качестве обоснования претензий была приобщена справка о лингвистическом исследовании оспариваемой статьи за подписью штатного сотрудника правоохранительных органов Михаила Бурлуцкого. В этой работе одно из предложений с использованием предположительной частицы "якобы" было признано утверждением.

В суде выяснилось, что Михаил Бурлуцкий закончил рязанский педагогический университет, но учёных степеней не имет, а статус эксперта получил после двухнедельных курсов по русскому языку в МВД.

Все зрители, которые пришли послушать судебный процесс, после таких признаний хохотали прямо в зале.

Оказывается, в МВД вполне официально готовят экспертов по лингвистике.

Их в рязанском педагогическом университете подготовить не могут.

Это какой-то кошмар в стране творится. Если в МВД готовят лингвистов, то осталось в педуниверситете готовить полицейских.

Наверное, у доцента Елены Осиповой уже звание полковника – не ниже. В скрытой, конечно, имплицитной форме.

В самом конце прошлого года в Октябрьский районный суд поступил иск к нашей редакции за подписью Сергея Щучкина. В рамках рассмотрения дела было представлено лингвистическое исследование оспариваемой статьи. Автором выступила преподаватель педунивверситета Елена Осипова. Стоимость работы обошлась заказчику в 40 тысяч рублей.

Преподаватель по русскому языку Елена Осипова легко определила нарушения норм морали, действующего законодательства, установила корыстные мотивы и дала пояснения, что именно осуждается социумом. Никаких ссылок на источники, откуда это взято, – не приведено.

Кроме того, в своём лингвистическом исследовании Елена Осипова поставила медицинский диагноз.

Определить болезнь по описанию без осмотра пациента – до такого уровня не дошёл ещё ни один профессор медицины.

Елена Осипова смогла. Превзошла всех – и Виктора Бондаренко, и Анатолия Баранова и несчастного Михаила Бурлуцкого. Разоблачила все скрытые утверждения и даже сделала анализ фотографий.

Короче, на все руки.

Судья Октябрьского районного суда Ирина Шинкарук в удовлетворении иска ранее судимого активиста Сергея Щучкина отказала. Интересы редакции представлял известный рязанский адвокат Алексей Сергиенко.

Сейчас в педуниверситете проводится лингвистическая экспертиза по другому иску к нашей редакции со стороны знаменитого среди всех судей города юриста Виктора Милехина. Насколько известно, работа поручена ещё одному потомку египетских беженцев Игорю Хрусталёву, который знаменит своим браком на известной еврейской певице Элле Хрусталёвой. Так что сенсации, скорее всего, ещё последуют не только в русском языке, но и в физике, химии, математике и других фундаментальных науках.

МАКЕЕВ
АЛЕКСАНДР
P.
S.
О социологической экспертизе, которую назначил судья арбитражного суда Алексей Матин, – отдельный разговор.
Дополнение
Елена Осипова много лет отработала в педагогическом университете. Была замужем за другим преподавателем Александром Осиповым, который был сыном известного рязанского поэта Евгения Осипова из окружения знаменитых на всю страну еврейских писателей Дмитрия Фурманова и Аркадия Гайдара. Семья считалась очень состоятельной по советским временам: владела домом в Солотче и квартирой в Рязани. От института была получена ещё жилплощадь. При таком количестве жилья Александр Осипов оказался на улице, начал сильно пить и умер.
Обособление
Елена Осипова входила в круг профессора русского языка чистокровной еврейки Любви Сергиенко и дружила с Галиной Тихомировой. Со всеми у Михаила Комарова во время учёбы на литфаке сложились напряжённые отношения, которые переросли в открытое противостояние и угрозу отчисления с V курса после выхода в газете "Вечерняя Рязань" статьи о том, как отмечали 65 лет факультету. Материал получил большой резонанс, поскольку впервые была написана правда о пьянстве со стороны преподавательского состава и потерянных по кабинетам некоторыми студентками своих трусов. Михаил Комаров из-за истории с Александром Осиповым никогда не уважал Елену Осипову, а после выхода упомянутого лингвистического исследования теперь начал просто презирать.