Страна встала с колен, но, как оказалось, на голову

ГАИ НЕ УЧАТ МАНЕРАМ

С таким выражением лица надо в кино сниматься, когда фашисты расстреливают партизан.


Строительство усадьбы возле деревни Сергеевка бывшего начальника рязанской полиции Николая Пилюгина, чей брат Константин Пилюгин отсидел за убийство, снова возобновлено. Работы идут полным ходом. В том же населённом пункте достраивается дом, в котором, предположительно, будет жить дочь Николая Пилюгина.

Выборы президента прошли, министр МВД Владимир Колокольцев остался на своём посту, а значит, можно не стесняться своего благосостояния.

По данному факту службой собственной безопасности проводилась проверка, которая никаких фактов коррупции не обнаружила, чем, конечно, никого сильно не удивила. Конкретные выводы до сих пор редакции неизвестны. Видимо, величина заработной платы Николая Пилюгина вполне позволяет строить новый дом себе, дочери и внукам.

На момент приезда представителей московского главка в Рязань все работы на указанных объектах были свёрнуты.

К весне, видимо, рабочие вернулись из отпусков. Когда, как не зимой, отдыхать от ударного труда.

Теперь у рязанской полиции одна забота – следить за Михаилом Комаровым. Раньше это делалось на машинах с левыми регистрационными знаками. Теперь с помощью нарядов автоинспекции.

Сегодня, примерно в 16 часов, автомобиль, на котором передвигается Михаил Комаров, был остановлен прямо возле здания областного суда. Поводом послужило нарушение правил дорожного движения водителем. История не в этом.

Водителя посадили в машину ГАИ, и Михаил Комаров вышел из салона сфотографировать экипаж, поскольку использование полицейской формы не по назначению хорошо известно ещё с ночи исчезновения Дмитрия Голованова. Номерные знаки автомобиля состояли из характерной последовательности чисел 0666.

В этот момент один из инспекторов начал задавать возмущённым тоном странные вопросы по поводу фотофиксации. Видимо, сотрудник не знал, что в конце 2017 года начальник ГАИ Михаил Черников подтвердил право граждан производить съёмку госавтоинспекторов. До сих пор об этом в Рязани не знают: ни руководство, ни личный состав. Отсюда такие дикие вопросы и манеры.

Михаил Комаров назвал себя, своё издание и пояснил, что занимается в данный момент своей профессиональной деятельностью, за воспрепятствование в осуществлении которой существует уголовная статья. Человек в форме автоинспекции забегал взад и вперёд.

Прошло ещё несколько секунд, но ничего больше не происходило. Михаил Комаров решил дать человеку в форме ещё шанс и снова подождал несколько секунд. Снова ничего не произошло. Тогда Михаил Комаров попросил человека в форме, который обратился с вопросами, представиться. Тот назвал фамилию, после дополнительного вопроса добавил имя. Прозвучало – старший инспектор Игорь Болдырев.   

Удостоверения Михаил Комаров так и не увидел. Чести тоже.

Вместо этого человек в форме вступил в какие-то странные пререкания, начал позволять себе недопустимые высказывания и на замечания не реагировал. В разговоре обращался на "ты".

Из областного суда вышли судебные приставы, которые хорошо знают в лицо Михаила Комарова, поскольку, видимо, решили по поведению сотрудника ГАИ, что дело может окончиться психологическим срывом.    

На противоположной обочине возле областной администрации стояла полицейская машина. Михаил Комаров позвонил по указанному на борту телефону доверия – 91-30-38. Номер не работал.

В этой стране всё, как у поклонников Маркиза де Сада, и от перемены названия в полицию ничего не меняется. Взяточники застроили огромными домами половину Галенчино, а теперь осваивают пустыри Сергеевки. Сергей Пешков занят тем, что выясняет инспекторов батальона, которые могли предоставить Михаилу Комарову информацию о левых номерах на машине слежки.         

Искусственные акции в виде цветов на 8 марта женщинам за рулём количество быдла в ГАИ не уменьшают и культуру общения с гражданами среди личного состава не повышают. Большинство автовладельцев как презирали большинство автоинспекторов, так и продолжают презирать.

Только никого это, кроме Михаила Комарова, увы, не волнует.