Страна встала с колен, но, как оказалось, на голову

Герман Игнатьев о нокаутах в жизни и в боксе