Страна встала с колен, но, как оказалось, на голову

ГОЛУБЧИК ПРОКУРОР

Похоже, совесть Олега Черныша соответствует фамилии

Последнюю надежду всех лиц традиционной ориентации Михаила Комарова снова пытаются обвинить в клевете. Заявление написал владелец "Северной компании" Михаил Михайлов. Сбором компрометирующих материалов занимается полиция. Указание возбудить уголовное дело дал Олег Черныш. Как будто мало у прокуратуры грехов перед обществом. Ни за один до сих пор не выражено покаяния и не принесено извинения.

Основатель "слоновской" преступной группировки Николай Максимов по кличке Макс работал водителем у заместителя прокурора Рязанской области Валерия Вернигоры. Мать была любовницей и без труда устроила сына на работу. Валерий Вернигора курировал следствие и обладал огромным влиянием. Мать Николая Максимова занимала высокий пост на рязанском мясокомбинате и располагала значительными денежными средствами. Сын без проблем получил прохладное место, и на судимость никто не обратил даже внимания. Гаражи областной прокуратуры Николай Максимов использовал для хранения ворованной Вячеславом Волковым по кличке Волчок с рязанской ликёрки водки, которую развозил по нужным людям в багажнике служебной машины. Ни один мент в городе не мог остановить прокурорскую "Волгу".

Николай Максимов стал очень богатым человеком и получил титул крёстного отца города задолго до того, как об этом публично на телекамеры заявил Алексей Кирилин по кличке Очкарик на своей второй свадьбе в январе 1994 года.

Никто, конечно, ни о чём ничего не знал и не подозревал. Зато с выпивкой на праздники у руководства прокуратуры проблем, надо полагать, больше не возникало.

В 1983 году Николай Максимов со своим подельником трижды судимым Анатолием Черныхом изнасиловали одну горемыку. Уголовное дело было прекращено, поскольку все заявления потерпевшей таинственным образом исчезли, а новые никто писать не стал. 

В 1989 году Николай Максимов во главе с основными лидерами "слоновской" преступной группировки уже отнимал по государственной цене машины у населения.

2 мая 1990 года Валерий Вернигора разбился вместе с командиром батальона ГАИ Толчинским. Авария произошла на улице Дзержинского. Машина врезалась в столб на ровном месте. Оба погибли. Спрашивать на суде за возвышение Николая Максимова стало не с кого.

К 1990 году Анатолий Черных возглавлял предприятие "Аквилон" при обществе инвалидов, где работала Ирина Огнева – супруга Виктора Огнева, которого в марте 1992 года назначили заместителем прокурора области. Николай Максимов нашёл Валерию Вернигоре не менее эффективную замену.

Уроженец деревни Селезни Лысогорского района Тамбовской области окончивший Харьковский юридический институт Виктор Огнев родился под фамилией Очнев и стал знаменит на весь город первым роскошным особняком сбоку телекомпании "Ока" на улице Скоморошинской, который до сих пор поражает воображение архитектурой и ценой. Строили, безусловно, на заработную плату – экономили на завтраках и обедах. Ещё, наверное, продали "Волгу", которую из объединения "Рязаньавтотранс" передали обществу инвалидов, а там по символической цене оформили на Ирину Огневу. Так денег и хватило.

Сейчас тело Виктора Огнева после нескольких операций догнивает от рака, а душа – от грехов.

В марте 1990 года были задержаны 19 человек во главе с бывшим десантником Дмитрием Кочетковым и борковским дебилом, боксёром и канареечником Юрием Борзаковым по кличке Борзак. При аресте изъяли огромное количество оружия и материальных ценностей: 5 боевых стволов, патроны, 20 ножей, несколько топоров, заточек и газовых баллончиков. Один из эпизодов преступной деятельности – изнасилование и убийство Натальи Пузырёвой, которую закопали на городском пляже.

Резонансное дело, о котором писали все газеты, передали в областную прокуратуру. Следователем поставили Михаила Ивлиева. В декабре 1990 года один из обрезов обнаружили возле деревни Подлесское в Шатурском районе. Выяснилось, что перед новогодними праздниками следователь областной прокуратуры Михаил Ивлиев дал конфискованное оружие и собственный автомобиль "Москвич" своему родственнику дважды судимому Николаю Пустынкину, которого ранее отмазал от изнасилования, чтобы съездить подстрелить пару баранов для новогоднего стола. Одного себе, другого, надо полагать, – руководству.

Николая Пустынкина взяли прямо на месте преступления с поличным.

Когда шатурская милиция приехала допрашивать Михаила Ивлиева, то Виктор Огнев санкции не дал. Тогда при поддержке сотрудников оперативно-розыскного бюро первый и последний раз за всю историю существования рязанских правоохранительных органов с обыском зашли в областную прокуратуру. Это был грандиозный скандал, о котором написали федеральные газеты. Прокурор области Николай Гамзин орал на всех чуть ли не матом, но уголовное дело под давлением общественного мнения на своего сотрудника возбудил. Михаил Ивлиев пытался скрыться, но потом дал показания, получил подписку о невыезде и стал заниматься бизнесом, из-за которого, как известно, сложил свою буйную голову 15 сентября 1999 года в борьбе с лидерами "осокинской" преступной группировки за обладание "Тепличным комбинатом".

До сих пор старший следователь по особо важным делам Дмитрий Плоткин так ни разу внятно не объяснил обществу, каким образом Олег Севрюгин по кличке Яшка, Сергей Севрюгин с аналогичным погонялом, Юрий Куприянов по кличке Купер, Александр Глазунов по кличке Глаз, Владимир Талалаев по кличке Талалай, Алексей Кирилин по кличке Очкарик, Геннадий Шестопалов по кличке Бен, Андрей Андреев по кличке Барбос прошли только свидетелями по делу о "слоновской" преступной группировке и то не все.

Возможно, ответ на этот вопрос может дать перечисление квартир и транспортных средств самих сотрудников прокуратуры. Только кто про это напишет. Не детей же из педуниверситета журналистами в самом деле считать.

Из всех прокуроров области добрым словом можно вспомнить только Александра Кизлыка, который обещал Михаилу Комарову посадить охранников водочного олигарха Николая Колесника за убийство в деревне Ключ Кораблинского района рязанца Сергея Мишаева, и слово своё сдержал. Остальных даже по именам назвать тяжело, а по поступкам почти невозможно. Отсиживали свой срок словно серые мыши. Всё равно, что и не были.

Юрий Рыжков в приёмные дни оформлял себе командировки. Сергей Легостаев только раз собрал журналистов на встречу, где с грустью в голосе вспоминал об утраченных функциях следствия и призывал предпринимателей обращаться за помощью по любому поводу. Такая забота о бизнесе была всем очевидна. Скандал вокруг застройки окрестностей села Константиново начался как раз с прокурорского особняка.

Заявление по клевете Михаил Михайлов написал летом 2017 года одновременно с подачей иска в арбитражный суд. В обоих обращениях указаны одни и те же публикации. Заявление о клевете до настоящего момента лежало фактически без движения, и Михаил Комаров ничего об этом даже не знал.

Ситуация изменилась после серии статей о возможном получении прокурором области Олегом Чернышом дорогого поздравления на свой юбилей от сенатора Рязанской области Олега Ковалёва. Полицейские дознаватели вполне конкретно говорят, от кого поступила команда возбудить уголовное дело.

Теперь понятно, что подарок не был материальной ценностью или денежным эквивалентом, а, скорее всего, внеочередным градусом. Значит, причина не в отсохших от химии мозгах, а, очевидно, в самой банальной попытке свести личные счёты.

Хотя, вполне возможно, так совпали интересы, а у Олега Черныша просто одна национальность с Михаилом Михайловым и аналогичная ориентация с Аркадием Фоминым.

ХОДЫНКИН
ДМИТРИЙ