Страна встала с колен, но, как оказалось, на голову

ГРОШЕВ – ЦЕНА ПРАВОСУДИЯ

Социологи теперь разъясняют суду постановления пленумов и сложных зрительных образов в мозге животных и человека

Отзыв лицензий сразу у двух факультетов рязанского педагогического университета получил большой резонанс. Эта информация буквально взбудоражило всех. Новость стала самой настоящей сенсацией для всех, кроме нашей редакции. При своём отношении к делу и сотрудникам ректора Андрея Минаева иначе и произойти не могло.

Как уже неоднократно сообщалось по одному из исков о диффамации к нашей редакции заявителем было представлено лингвистическое исследование оспариваемых сведений. Автором выступала преподаватель педагогического университета Елена Осипова. Стоимость работы составляла 40 тысяч рублей. Филолог Елена Осипова в своём анализе наших статей легко определила нарушения норм морали, действующего законодательства, установила корыстные мотивы и даже поставила медицинский диагноз.

По поводу не в меру одарённого учёного было отправлено несколько жалоб.

Андрей Минаев ничего предосудительного не увидел и просто написал, что профессиональная компетентность Елены Осиповой подтверждена наличием диплома и аттестата. Такая толерантная формулировка сразу поставила под больше сомнение компетенцию самого автора ответа.

Вот результат – отзыв лицензии сразу у двух факультетов.

Позже выяснилось, что Елена Осипова не имеет профильного образования по лингвистике и является специалистом по истории языка и кокошникам. До сих прокуратура ни разу не обратила на это никакого внимания. Министерство образования Рязанской области от проблемы дистанцировалось. Федеральное министерство образования ответило, что профессиональная этика преподавательского состава – это забота ректора.

В общем никто ни за что в стране не отвечает, а потом страдают студенты, которые после нескольких лет учёбы вынуждены искать альтернативные способы получения дипломов государственного образца.

Хорошо ещё, что никакого пожара в институте не было.

Проведение экспертиз сотрудниками различных институтов становится всё более прибыльным бизнесом. За деньги заказчика проводятся любые исследования с нужным результатом. Проблема даже не в этом. Просто никто до сих пор пока не сел.

Как известно, законодатель очень чётко разграничивает юридически значимые обстоятельства по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации. Истец должен доказать сам факт распространения сведений, именно о себе, обосновать порочащий характер. Ответчику остаётся доказать нейтральность сведений или соответствие действительности.

Постановления Пленумов Верховного суда Сведения разъясняют, что порочащими сведениями являются утверждения о нарушении норм морали или действующего законодательства.

Как хорошо известно нашим постоянным читателям, по иску "Северной компании" к "Своей колокольне" арбитражным судом была назначена социологическая экспертиза. Стоимость работ составила 200 тысяч рублей. Москва – не Рязань.

Перед социологической экспертизой были поставлены вопросы определить порочащий характер сведения и ущерб деловой репутации. Представитель "Северной компании" даже представил разъяснения из московской лаборатории, которой и планировалось поручить проведение данных исследований.

В своём письме руководитель данной социологической организации разъяснил суду, что согласно постановлению Пленума под порочащей информацией следует понимать сведения, которые определённым образом воспринимаются деловыми партнёрами упоминаемого лица.

Тут даже не надо брать в руки толковые словари. Из представленного пояснения руководителя социологической лаборатории ни одного слова или выражения в постановлении Пленума Верховного суда о порочащей информации просто нет. С какого потолка это взято – вообще непонятно.

Такое у нас теперь в стране правосудие: социолог разъясняет суду юридически значимые обстоятельства.

Лингвист ставит медицинские диагнозы.

Осталось только кухарке начать управлять государством.

Апелляция во главе по очень интересному стечению обстоятельств родом из Рязани судьёй Иваном Грошевым оставила в силе назначение социологической экспертизы.  

Кассационная инстанция пояснила, что отсутствие указания конкретного эксперта при назначении экспертизы, а значит, невозможность заявить ему отвод, является незначительным нарушением.

Так была получена очередная сенсация стоимостью 200 тысяч рублей: "Социологическая экспертиза устанавливает не юридические факты, а использует социологические методы для установления или отсутствия соответствующих фактов".

В чём разница, вряд ли объяснит даже филолог Елена Осипова.


Продолжение о самой социологической экспертизе, в которой говорится об усиление контраста на уровне латерального коленчатого тела и приводится обобщение сведений о скорости сложных зрительных образов в мозге животных и человека – следует...