Страна встала с колен, но, как оказалось, на голову

КОЗЫРНОЙ ТУЗ ИГОРНОГО БИЗНЕСА

С 1 июля 2009 года азартные игры государство удалило в специально отведённые зоны. Потеря шаговой доступности автоматически отсекало от специализированных заведений основную часть населения. Правда, покидать раскрученные места никто не спешил. С введением жёстких ограничений игорные структуры погрузились в подполье. С этого момента прибыльный бизнес стал мегаприбыльным.

 

Пока государство осуществляло надзор, игровые автоматы ещё оставляли участнику возможность сорвать банк. После перехода на нелегальное положение соблюдать приличия больше не имело никакого смысла. Периодичность просто исчезла. Вместе с вероятностью выиграть.

Конечно, правоохранительные органы иногда устраивали облавы. Игорные залы закрывались, аппараты вывозились и показательно уничтожались. Мало кто понимал, что разбить перед телекамерами несколько фанерных ящиков, вовсе не значит положить конец нелегальному бизнесу. 

Основная ценность любого игрового аппарата – это электронная начинка. Корпус, экран, механика – почти ничего не стоят. После нескольких удачных облав, организаторы притонов постарались надзирающим органам осложнить работу. Игровые аппарата стали вмуровывать в стены, а электронные мозги вообще прятать в другом помещении, а к экранам выводить провода.

Подпольные казино – очень прибыльное занятие. Средний клуб метражём 200 квадратов приносит в месяц до миллиона рублей. Это гигантская доходность, сопоставимая только с самой грязной деятельностью по продаже наркотиков. Окупаемость одного игрового аппарата стоимостью 10-20 тысяч рублей составляет от 1 дня до 1 месяца. Никакой другой бизнес в мире не даёт такой рентабельности. Это лакомый кусок для всех – от криминальной среды до правоохранительных органов.

Честных ментов почти не осталось, а среди тех, кто пока цепляется в своей работе за остатки каких-то профессиональных принципов, ещё меньше тех, кто способен устоять перед такими деньгами. Хотя надо признать, что после того, как Николай Пилюгин стал главным рязанским полицейским, подобные заведения прекратили работать с открытыми дверями и горящей рекламой.

Илья Рокунов разбогател буквально за несколько лет. Никому не известный оператор сети игорных залов «Вулкан» достиг уровня олигарха. Никаких чудес. Здесь арифметика простая. 29 игровых залов только по городу. Даже, если половина на паузе, то остальные жгут электричество в круглосуточном режиме.

Часть денег вложено в легальный бизнес. Среди крупных приобретений Ильи Рокунова – склады на проезде Шабулина и база на Ряжском шоссе. Цветные металлы до сих пор высоколиквидный бизнес.  

Кроме того, на правах собственности числится нежилое помещение в доме №26 на улице Пушкина и пара крупных земельных участков в престижном посёлке Агро-пустынь.

На мать оформлены молочный цех и столовая в деревне Ровное Рязанского района. Короче, у семьи Рокуновых всё ровно.

Люди приходят в казино за ощущениями. Сделать ставки. Иногда выиграть. Пусть редко, но риск должен себя оправдывать. В этом и есть удовольствие. Казино без выигрыша – это притон.  Обычная схема по обиранию клиента. Контрафактный алкоголь, регулярные скандалы и периодические драки. Клиенты несут последние деньги, часами смотрят в монитор, но джек-пот не спешит в гости. Потом специальные люди бегают по городу – выколачивают долги.

С 1 июля 2014 ограничения по азартным играм государство ещё более ужесточило. Многие организаторы подпольных игорных домов начали выдавать свою деятельность за организацию лотерей.

Между двумя системами отличий много. Самое элементарное: в любой лотерее участник не может влиять на размер выигрыша путём выбора ставок и линии игры. Здесь информация, позволяющая определить выигрыши, закладывается в сами билеты на стадии изготовления.

В казино или любом игорном клубе победитель имеет возможность забрать свой выигрыш сразу на месте. Обменять жетоны или фишки на деньги прямо в кассе. В лотерее это невозможно. Там получение денег по выигрышным билетам – сложный процесс. Ни в одном супермаркете по отмеченным крышкам с бутылок Coca-Cola призы не дадут. Это делают совершенно в другом месте.

Кроме того, самое главное: лотерейный выигрыш облагается серьёзным налогом. Победитель обязан отдать в пользу государства 30% от призовой суммы. В подпольных казино нет никаких налоговых обременений.

Сейчас в Рязани некоторые игорные клубы пытаются представить свою деятельность проведением лотереи «Победа». Это структура Министерства обороны. На многих подпольных притонах уже появилась соответствующая реклама. Правда, между настоящей лотереей и азартной игрой огромная юридическая разница. Летом в разных городах страны уже вынесены соответствующие судебные решения. Это оставляет надежду, что и в Рязани победы организаторам подпольных казино не видать.

 

БОРИСОВА
КРИСТИНА
Дополнение
Интернет-газета «Своя колокольня» предоставляет своим читателям существующий информационный ресурс для борьбы с игорным бизнесом в Рязани. Всем, кому что-либо известно о действующих подпольных казино, или кто считает себя пострадавшим от деятельности Ильи и Никиты Рокуновых, просьба обращаться в нашу редакцию по электронной почте mkomarov@mail.ru или звонить по телефону 02. Сами братья, кстати, не стесняются пользоваться этим номером. Правоохранительные органы регулярно получают информацию о конкурентах и даже некоторых клиентах игорных заведений соотносимых с Ильёй и Никитой Рокуновыми.