Страна встала с колен, но, как оказалось, на голову

МИНИСТР БЕЗ ИСТОРИИ

Вячеслав Козляков – о спорной диссертации Владимира Мединского

Экспертный совет Высшей аттестационной комиссии (ВАК) по истории 2 октября рекомендовал лишить министра культуры России Владимира Мединского учёной степени доктора исторических наук. «Отправной точкой» для принятия подобного решения послужило заявление учёных, являющихся экспертами в этой научной области. Одним из них оказался доктор исторических наук, профессор кафедры истории России РГУ имени С.А. Есенина Вячеслав Козляков, который согласился побеседовать с нами. 

 Вячеслав Николаевич, как известно, инициатором лишения министра культуры докторской степени выступил эксперт сообщества «Диссернет» Иван Бабицкий. В интервью ресурсу znak.com он заявил, что, «когда подаёшь заявление на такого человека, как министр, не должно быть ни малейшего сомнения, что его работу будут анализировать признанные профессионалы именно в этой отрасли. К счастью, у меня были нужные знакомства, среди них доктор исторических наук Вячеслав Николаевич Козляков». Расскажите, в  каком русле проходил разговор с Бабицким. Сразу же Вы дали согласие? Чем Вы руководствовались? Советовались ли с кем-нибудь?

– Наталья, вот видите, и Вас убедили, что инициатором выступил Иван Бабицкий, конечно, его роль в этом деле трудно переоценить, но дискуссия по поводу диссертации господина Мединского (тогда ещё никакого не министра) возникла в профессиональной среде историков ещё в 2012 году, когда никакого «Диссернета» ещё не было. Её инициатором стал историк Александр Решидеович Дюков, продемонстрировавший на сайте «Актуальная история» примеры некорректных заимствований в тексте автореферата диссертации о записках иностранцев о России. Потом на сайте Polit.ru были опубликованы подробные разборы историков Алексея Николаевича Лобина и Виталия Викторовича Пенского. С их лёгкой руки утвердился термин о «пещерном источниковедении» в диссертации господина Мединского.

Мой же интерес к этой диссертации возник ещё в то время, когда только появилось объявление об её защите в июне 2011 года, а я не только не слышал имени автора, но и не знал о существовании у него пяти «монографий» по моей специальности. До сих пор помню ощущение стыда, впрочем, впоследствии оказалось, что указанных диссертантом книг не было и не могло быть ни в одной библиотеке! То есть налицо был прямой обман научного сообщества! Дальше уже был выбор, мириться со всей этой историей, ждать появления нового большевистского академика Покровского, коверкавшего русскую историю в угоду своим «классовым» представлениям в 1920-е годы, или всё-таки дать профессиональную оценку работе господина Мединского.

В 2014 году я опубликовал рецензию на диссертацию господина Мединского, она до сих пор доступна на сайте «Диссернета». Дальше уже идут малоинтересные технические детали, скажу только, что в век Интернета совсем не сложно найти единомышленников и объединиться для благого дела. По поводу спрашивания совета… советуются уже со мной. Может быть, и хотелось бы обсудить что-то с моими научными учителями, но они рано ушли из жизни, поэтому пытаюсь соответствовать их завету идти в науке «своей дорогой».

– Вячеслав Николаевич, у заявлений с требованием лишить кого-то учёной степени есть типовая форма, требования к содержанию? Каков объём этого заявления и, если не секрет, как долго пришлось его составлять?

– Основные требования к составлению и подаче заявлений о лишении учёной степени прописаны в Положении Высшей аттестационной комиссии – ВАК, хотя какой-то типовой формы не существует. Главное, чтобы в заявлении присутствовала научная аргументация, указывались процедурные несоответствия, допущенные во время защиты. То есть, всё очень скучно! Если бы нами что-то было нарушено, включая стилистику заявления, где естественно запрещены оскорбительные высказывания, то были бы основания не давать ему никакого хода. Объём тоже не задаётся, но надо рассчитывать, что терпение коллег-экспертов, которым предстояло познакомиться с нашим заявлением, тоже не беспредельно. Поймите, всё это рутинные дела, на которые специалистам бывает сложно подняться, потому что это отнимает время от науки.

За время пока готовилось письмо, авторы заявления должны были познакомиться с текстом господина Мединского, сформулировать свои претензии, согласовать окончательный вариант. Делать всё это приходилось параллельно с остальными учебными делами, написанием книг и статей, оппонированием диссертаций. Это только в воображении господина Мединского его атакуют «безработные бездельники», как было сказано им сегодня в программе канала «Россия-1».  

– Как вообще проходит подача таких заявлений в Министерство образования и науки РФ? И что Вы чувствовали, когда это заявление «ушло» в Министерство?

– Повторяю, всё происходит официально через почту Министерства образования, в письме наши подписи, контактные адреса, а дальше, бюрократическая машина уже сама, хотя и скрипит, но едет. Понимал, что у этого письма могут быть долгие следствия, но не особенно рассчитывал на это. Для меня участие в подаче заявления – высказывание о моей позиции учёного, мой способ противодействия агрессивному дилетантизму и попыткам подчинения науки идеологическому диктату. 

– Заявление должны были  разобрать в совете Уральского федерального университета (октябрь 2016 года), но ВАК отозвал его из-за нарушения сроков рассмотрения. После этого диссертацию должны были оценить члены диссовета при истфаке МГУ, но не успели, так как в начале марта 2017 года совет был планово расформирован.  Это были, на Ваш взгляд, «технические» препятствия,  рабочие моменты? 

  –  Это было, назову вещи своими именами, административное вмешательство Министерства образования и ВАКа, озабоченных, прежде всего тем, чтобы голосование прошло с предсказуемым результатом. Могу только поблагодарить коллег из Уральского федерального университета, в итоге именно их вариант экспертизы лёг в основу заключения экспертного совета ВАК по истории. А теперь скажите сами, почему вся эта история не закончилась, как должна бы, ещё год назад.

– Недавно, 2 октября этого года, экспертный совет ВАК по истории рекомендовал лишить министра культуры  учёной степени доктора исторических наук. Вячеслав Николаевич, Вам известно, как проходила процедура экспертизы и кто выступал в качестве экспертов?

– Всё мне известно, только рассказывать об этом не буду, всё-таки это дело самих экспертов и участников заседания 2 октября. Туда входят лучшие специалисты-историки, экспертный совет ВАК возглавляет член-корреспондент РАН Павел Юрьевич Уваров, пользующийся большим авторитетом коллег. Подбор нового состава экспертов, во многом, и его заслуга. Искать другое компетентное сообщество экспертов больше незачем.   

– Диссертация Мединского озаглавлена таким образом: «Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV-XVII веков». Многие россияне, общавшиеся с иностранцами, могут сказать, что те часто находятся под властью ложных стереотипов о России, и часто восприятие россиян иностранцами ошибочно. Обобщение сведений о таком восприятии, зафиксированном в мемуарах, записках, донесениях и т.д., «не может быть научной проблемой» (из экспертного заключения ВАК).  А что может стать научной проблемой, предметом исследования в данном случае?

– Итак, коллега, приступим к дискуссии… Опасность трудов, подобных диссертации господина Мединского состоит в том, что они лишь выглядят научными (с разделением на главы, сносками, списком литературы), а на самом деле таковыми не являются. Научная новизна заключается не в том, что автор диссертации пересказывает прочитанное – таково основное содержание, написанного текста господина Мединского, если он не пишет, как было «на самом деле» по его оценочному суждению.

В науке давно, ещё со времен написания кандидатской диссертации (так тогда назывались студенческие дипломные работы) Василия Осиповича Ключевского «Сказания иностранцев о Московском государстве», опубликованной в 1866 году, сформулирована проблема достоверности этих известий. Не слишком заметная подмена «достоверности» на «объективность» меняет предмет изучения, так как новая категория относится к философии, а не к истории.

Господин Мединский, прочитав в разных, по преимуществу устаревших переводах, три десятка сочинений иностранцев (из существующих нескольких сотен) выстраивает целый заговор с распространением «чёрных» мифов о России. Ну, скажите, как могли, воевавшие друг с другом шведы и поляки, или конкурировавшие в России за торговые привилегии голландцы и англичане, договариваться друг с другом «навредить» русским царям? Да всех бы таких сочинителей просто казнили бы дома за сговор с врагами. Поэтому стереотипы свидетельств иностранцев о России в разные времена, включая современность, заслуживают изучения, а фантазии на тему всеобщего заговора авторов, оставивших свидетельства о пребывании в нашей стране, остаются одной большой выдумкой диссертанта. При этом не безвредной, воспитывающей ксенофобию и рознь с Европой, где господин Мединский видит в веках только одних врагов России. И почему так получается, что автор диссертации, уверяющий в следовании им критерию «национальных интересов» банально копирует тексты рефератов из Интернета и включает в список литературы непрочитанные им книги на иностранных языках (копируя заглавия из публикаций источников 1920-х годов)?

– Конечное решение по лишению степени министра культуры будет принимать президиум ВАК 20 октября этого года. Ваши прогнозы о решении  президиума и о том, как оно повлияет на политический статус Мединского при неблагоприятном для министра исходе?

– На мой взгляд, всё главное уже состоялось, в обществе прошла большая дискуссия, доказавшая, что историческая наука в России остаётся важной и уважаемой сферой знания, уродовать её в угоду идеологии или назначать начальников исторического «цеха» не удастся. Заработали механизмы академической солидарности в сообществе историков, стало больше принципиальности в отношении диссертационных подделок и присуждения незаслуженных степеней, доказана состоятельность экспертного совета по истории ВАК. Конечно, всё это произошло не благодаря, а вопреки господину Мединскому.

20 октября предстоит получить ответ на последний вопрос, состоит ли Президиум ВАК из учёных или администраторов, действующих по политическому расчёту. Уверен, что будет определенная борьба, но её исход предсказать сложно. До сих пор, у нас в России, в отличие от остального мира, сомнения в диссертациях чиновников не были основанием для их отстранения от должности (хотя ещё в царской России профессуру, замеченную в торговле степенями, наказывали жёстко). Но всё меняется, в нормальных условиях функционирования государственной власти, личная репутация чиновника является барьером на пути к министерскому казнокрадству или провалам в политике.

– Как Вы думаете, говорили бы сейчас так много о докторской диссертации на тему «Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV – XVII веков», если бы она принадлежала не министру культуры, а рядовому соискателю степени? Можно ли надеяться, что в настоящее время все научные исследования в области истории, а тем более, докторские диссертации, соответствуют предъявляемым к ним требованиям?

– В науке нет министров и рядовых, любой специалист просто обязан ссылаться на все значимые труды по своей теме, независимо от того, когда, кем и где они были написаны. Конечно, к любому тексту с подписью министра культуры будет больше внимания, но это потому, что общество волнует вопрос о министре, а не о диссертации. Пока не видно, чтобы в науке наступил полный порядок. Однако, благодаря деятельности «Диссернета», масштаб происходившей с начала 2000-х годов девальвации научных степеней стал понятен. Обозначены и механизмы дальнейшего очищения при защите диссертаций по экономике, юриспруденции, истории, педагогике и, увы, медицине. Сложность в том, что «метастазы» диссертационной болезни, когда производство фальшивых учёных степеней было поставлено на поток, глубоко проникли в вузы, где сидят ректора с поддельной диссертаций (совсем недавно такая история коснулась и РГУ имени С.А.Есенина), в ВАК и даже в Российскую Академию наук. Не один десяток депутатов Государственной Думы и сенаторов пишут на своих визитных карточках, что они якобы доктора и кандидаты наук. Для начала надо сделать так, чтобы они хотя бы стыдились, а не бравировали своими незаслуженными научными регалиями. А настоящие люди науки будут делать своё дело при любых обстоятельствах.      

Долгова
Наталья