У людей одного колена лучше других чувство локтя

НОВЫЕ ПРАВИЛА ПОПОВ-3

Вокруг административного здания областного ГИБДД продолжаются мероприятия направленные на осложнения деятельности частных предпринимателей, занимавшихся заполнением документов для оформления транспортных средств.

Сначала людей вытеснили с подведомственной площадки. Теперь дело дошло до прилегающих территорий. Практически на всей ветке проезда по улице Солнечная повесили знаки, что стоянка запрещена. Шлагбаум, перегораживавший въезд на зону ГИБДД, теперь выносят впритык к самой магистрали. Стоявший на повороте микроавтобус одного из частников убрали в течение одного утра. Машину на спущенных колёсах и без аккумулятора, которая не заводилась 7 лет, привели в чувство и отогнали своим ходом. Умеют всё-таки рязанские автоинспекторы эффективно работать, а не только по карманам бумажками хрустеть.    

Говорят, делегация обиженных тружеников бумажного фронта отправилась с челобитной к исполняющему обязанности начальника рязанской автоинспекции Александру Колышкину. Тот развёл руками и поднял глаза наверх. В многозначительном жесте, видимо, содержалась ссылка на начальника рязанской полиции Николая Пилюгина.  

Что-то с Александром Колышкиным, по всей видимости, не так. То на официальные запросы журналистов не отвечает, то глаза закатывает. Николай Пилюгин – уважаемый в городе борец с коррупцией, а тут такие жесты. И так уже генеральская звезда в затяг пошла. Теперь ненужные разговоры снова могут появиться. Только тема с пресловутой фотографией в ресторане за столом с олигархом Юрием Куприяновым немножко затихла, как подчинённые дают новый повод. Завистникам только дай языками почесать. И так новый бизнес Владимира Попова весь город уже обсудил.

В середине июня появилась информация, что бывший заместитель Ивана Перова по кадрам приобрёл здание возле областного ГИБДД. Сразу начались разговоры, что только здесь теперь можно будет подготовить пакет документов для соответствующих процедур в госавтоинспекции. Всем остальным, кто занимался этим ранее, въезд на знаменитую площадку теперь затруднён. Десятки людей фактически остались без привычной работы.

Все попытки общественности изменить ситуацию, пока не увенчались даже минимальным успехом.