Страна встала с колен, но, как оказалось, на голову

Нож во благо-2

Интервью с известным пластическим хирургом Владиславом Ивановым

В связи с большим резонансом и волной вопросов по предыдущей публикации, редакция решила продолжить актуальную тему. Пластическая хирургия сейчас получает всё большее распространение, но проблем от этого меньше не становится. Наиболее актуальные отклики от наших читателей мы решили задать главному пластическому хирургу МЗ Рязанской области Владиславу Иванову.

– Всех поразили фото в нашей статье. Что за болезнь у пациентки?

– Это одна из самых моих «больших» пациенток, оперированных по причине гигантских грыж живота. Фрагмент удаленной части живота в этот раз потянул на 58 кг.

– Одна из?!

– Да! Как-то так сложилось, что эти пациентки, скорее всего, по механизму «народной славы» стекаются ко мне. Самый большой жировой фартук, который я убирал, был размером с меня (188 см – прим ред.). Кроме грыж, такие деформации могут давать и огромные кисты яичника, и другие опухоли. Вот, кстати, одно из фото удалённой кисты яичника величиной в полтора ведра. В моей практике есть не менее прецедентные больные. Я не сторонник распространенного сейчас «социального инстаграмм-эксгибиционизма», но некоторые факты, так или иначе, освещаются в прессе. Так, например, о случае с распиленным «пополам» болгаркой мужчиной вы писали несколько лет назад.

– Что приводит  к такому ужасному состоянию, и как чувствует себя пациентка?

– Основное, почему мы встречаемся с такими запущенными формами, это страх пациента перед операцией и постоянно муссирующийся вопрос о миллионных затратах на операции. Современные технологии и хорошая хирургическая бригада позволяют выполнить данные огромные вмешательства с максимально возможной степенью безопасностьи. Пациенты начинают вставать, ходить со следующего дня после операции. Данная пациентка выписана домой на 10 сутки после операции. По поводу затрат – эта операция и все подобного рода вмешательства при грыжах проводятся по полису ОМС. Это практическое подтверждение и реализация того, что сказала главный пластический хирург Наталья Мантурова на нашем профессиональном форуме, о чём вы писали в предыдущей статье.

– То есть теперь подтяжки лица и увеличение молочных желёз станут бесплатными? 

– Нет, конечно. Наша специальность гораздо шире, чем эстетика. Все вмешательства по восстановлению, реконструкции утраченного и повреждённого станут финансироваться по полису. Их перечень будет согласован и будет вывешен на соответствующих сайтах. Эстетика, как и во всех других странах, была и будет платной.

– В каких клиниках и кто проводит такие операции?  

– В Рязани очень сильная медицинская школа, во многом благодаря Рязанскому медицинскому университету. За очень редкими видами медицинской помощи населению приходится обращаться в другие регионы. Причём, как отмечает практически всё медицинское сообщество, административные изменения последнего времени служат только во благо рязанскому здравоохранению, и направление развития отражает мировые тенденции. В регионе ряд врачей имеют опыт подобного рода сложнейших вмешательств при гигантских грыжах. При опухолях непререкаемый авторитет в этом вопросе у хирургов онкодиспансера. Это не стандартные операции, и они выполняются по совсем другим технологиям. В тактике ведения подобного рода пациентов, профилактике осложнений есть много особенностей, о которых в повседневной практике хирурги даже не задумываются.

– Кстати, об осложнениях, какие могут быть неприятности в пластической хирургии?

– Такие же, как и при всех других «хирургиях». Осложнения могут быть и при вросшем ногте и при пересадке головы. Все пациенты информируются об этом перед операцией, однако не все они вспоминают, если вдруг что-то случается. «Особенными» осложнениями в пластике являются психолого-психиатрические: синдром неоправданных ожиданий, неудавшегося перфекционизма и вечной погони за несбыточной мечтой.

– И какой выход из ситуации?

– Выход разработан профессиональной ассоциацией пластических хирургов и начнёт реализовываться в будущем году. Пациенты, попавшие в сложную ситуацию (оценённую и подтверждённую экспертами), смогут получить максимально профессиональную помощь без дополнительных затрат. Это реализация положений страхования, медиации и экспертизы. Врачи  перестали быть «ссыльными на галерах», и попытки пациентского экстремизма теперь пресекаются радикально: последний пример – это судебное решение в отношении одного из порталов по размещению «отзывов» мстительно-ненавистных личностей и уголовные дела по  необоснованному требованию финансовых средств. Медицинский арбитраж (третейское рассмотрение споров) отсечёт изматывающие судебные процедуры, с одной стороны, как для врача, так и для пациента, а с другой – избавит судебную систему от ненужной и несвойственной ей нагрузке по реализации чьего-то обостренного эгоизма.

– То есть мадмуазель, ковыряясь в носу и "Одноклассниках" одновременно, не получив к послеоперационной выписке мужа и весь мир к своим ногам, не сможет манипулировать ни медиа-пространством, ни медицинским сообществом, ни юридическим пространством как ей вздумается?

– Совершенно верно. Если претензии обоснованы – ей помогут врачи, если нет – помогут психологи и юристы. Вполне резонно и своевременно. Именно тот случай, когда достигнут равновесный консенсус: всё отвечает интересам врачей, пациентов и социального общества одновременно.

ЗЮЗИНА
ПЕЛАГЕЯ