У людей одного колена лучше других чувство локтя

ОДИНОКИЙ ПИКЕТ ОДИНОКОЙ МАТЕРИ

Такого в истории рязанских правоохранительных органов, пожалуй, не случалось ни разу. Предприниматель Елена Сабадышина вышла с требованием к вполне конкретным представителям следственного управления прекратить кошмарить бизнес. К отчаянному поступку вынудил целый ряд серьёзных причин. Видимо, действительно накипело.

Нечто подобное происходило лет пятнадцать назад, когда сотрудники компании "Инвест" вышли на митинг с плакатами освободить из-под стражи "айрапетовского" олигарха Игоря Коськина. Вячеслав Любимов объявил тогда войну преступным группировкам города. Губернатор, который выиграл свои первые выборы благодаря финансовой поддержке "осокинского" олигарха Игоря Клименко по кличке Профессор, с такими призывами, конечно, выглядел полным оппортунистом. Видимо, таковым Вячеслав Любимов, скорее всего, и всегда был.

В результате всё закончилось только отбитыми в следственном изоляторе почками Игоря Коськина: никого из олигархов больше не посадили, а участники "осокинской" братвы продолжали как ни в чём ни бывало стрелять во врагов и в друг друга почти до самого появления здесь Георгия Шпака. Как известно, многие представители этой преступной группировки имели статус помощников депутатов разных уровней от коммунистов.

Истории с рязанской предпринимательницей Еленой Сабадышиной скоро будет год. Примерно прошлым летом женщине поступило предложение оговорить одного из партнёров по бизнесу. Елена Сабадышина отказалась это делать. Тогда в офисе предпринимательницы появились представители правоохранительных органов: следователь следственного управления Татьяна Нечаева, оперативное сопровождение во главе с Денисом Жулёвым и понятые.

Все документы были перерыты, а системные блоки компьютеров и ноутбуки изъяты.

К слову, сотовый телефон, на который Елена Сабадышина снимала разгром своего офиса, тоже отобрали. И мало того, что нужного ордера на обыск никто не предъявил, даже вызвать юриста не позволили.

После офиса очередь настала припаркованных на стоянке машин. Следственную группу интересовали два автомобиля. После окончания процедуры в надзирающие структуры было отправлено заявление о пропаже из транспортного средства двух пластиковых карт и швейцарских часов.

Самое интересное, что на машину с исчезнувшими вещами протокол не составлялся. Правда, в Железнодорожном суде, куда Елена Сабадышина обратилась с жалобой на действия следственной группы, вызванные в качестве свидетелей понятые факт проявленного интереса подтвердили. Машина, на которую протокол не составляли, действительно обыскивалась или осматривалась – судья Анна Фёдорова не могла сразу подобрать юридически корректных терминов, чтобы не дискредитировать Татьяну Нечаеву.

Спустя некоторое время Елена Сабадышина попыталась вернуть обратно офисную технику. Трудно было поверить своим глазам, когда в кабинете Татьяны Нечаевой с невозмутимым лицом сотрудники отдела в ряд выставили то, что осталось от престижного и недешёвого оборудования. С поцарапанными экранами и обколотыми краями даже продукция фирмы Apple выглядела словно копеечный совковый ширпотреб.

Естественно, забирать технику никто не стал. На такой даже работать нельзя, не говоря уже про товарный вид. Теперь у Елены Сабадышиной есть диктофонная запись, на которой слышны истошные визги так напоминающие тембр голоса Татьяны Нечаевой о том, что всё будет утилизировано, если офисное оборудование не заберут.

В конце марта текущего года заканчиваются очередные сроки в отношении коммерсанта, на которого Елену Сабадышину принуждали дать нужные следствию показания. Основного фигуранта хотели даже закрыть, но не смогли. Самый простой выход – давить на свидетелей.

1 февраля Елена Сабадышина весь день провела в кабинете Татьяны Нечаевой, в очередной раз отвечая на уже известные вопросы. Когда на подпись протянули законспектированную речь, то на бумаге почему-то оказалась совсем другая информация. На столь вольную трактовку своих слов Елена Сабадышина, мягко говоря, выразила недоумение. В ответ раздались угрозы и побуждение к подписи. Елене Сабадышиной ничего не оставалось, как набрать тревожный номер 112.

Приехал наряд, протокол допроса переписали, а Елена Сабадышина поехала домой строгать деревяшки для плакатов. Больше терпения не оставалось.

Одинокий пикет женщины, которая одна воспитывает ребёнка, одна пытается зарабатывать деньги и одна борется с правовым произволом не привлёк внимание средств массовой информации. Утренний пикет 2 февраля 2016 года отработали только наш фотограф и ведомственная съёмочная группа. Теперь у пресс-службы УВД эксклюзивные кадры. Хорошо ещё, что те, кто остался без квартир из-за отпущенной на свободу Ольги Реуцкой, на пикет к следственному управлению пока не вышли. Какая разница, где на улице стоять, – жить-то всё равно негде.

http://svoyakolokolnya.ru/page/olge-reutskoj-hot-prudnikova-prudi/

ЗЮЗИНА
ПЕЛАГЕЯ