Страна встала с колен, но, как оказалось, на голову

ПОСЛАТЬ НА ТРИ БУКВЫ – В ГАИ

Рязанская правоохранительная система при существующем руководстве не способна обеспечить безопасность налогоплательщиков

Сотрудник рязанской госавтоинспекции, который представился только после соответствующего требования Игорем Болдыревым, к Михаилу Комарову на "ты" не обращался, в пререкания не вступал и вообще себя вёл словно тургеневская девушка – то есть от грубого тона падал в обморок.


В адрес редакции пришёл ещё один ответ. На этот раз от рязанской госавтоинспекции, хотя туда никто не обращался и ничего оттуда не ждал. С наследством Николая Пилюгина всё давно понятно и без всяких ответов. Проверка самих себя завершилась вполне предсказуемым результатом. Главный редактор нашего сетевого издания самый известный рязанский журналист, который пережил несколько покушений и включён в многочисленные профессиональные сборники, Михаил Комаров оболгал порядочного, скромного и культурного сотрудника правоохранительных органов, который представлялся Игорем Болдыревым.

Инцидент произошёл 20 марта 2018 года возле здания рязанского областного суда. Михаил Комаров от человека в форме сотрудника госавтоинспекции услышал в свой адрес какие-то странные вопросы, неуместные высказывания, подростковые пререкания и обращения на "ты". Служебное удостоверение также не было предъявлено.

Так со своим лингвистическим образованием Михаил Комаров впервые за 44 года узнал, что оказывается хабалки бывают мужского рода.

Соответствующее письмо было отправлено в Москву, откуда, как обычно принято в нашем государстве, жалобу переадресовали для проверки в Рязань, как будто заявитель, если бы сам посчитал так необходимым, не смог бы сделать это сразу сам.

В один из дней Михаилу Комарову позвонили на сотовый номер со стационарного телефона. Человек на другом конце провода сказал, что беспокоят из батальона ДПС по поводу какого-то звонка на телефон доверия. Михаил Комаров лежал с температурой 39,7 оС и, конечно, был настроен к диалогу. Человек на другом конце провода спросил, какие есть доказательства по жалобе.

От такой беспардонности у Михаила Комарова к высокой температуре сразу добавился артериальный скачок.

Человек на другом конце провода не поздоровался, не назвал свои имя и фамилию, а тем более звание, не поинтересовался, удобно ли сейчас говорить, а сразу спросил, какие есть доказательства.

Вот этот звонок и есть самое главное подтверждение.

Один хам начал задавать вопросы по поводу другого хама. Это, видимо, и была проверка. Украинские пранкеры умнее разговаривают.

Михаил Комаров раньше думал, что хабалки бывают только женского рода, а Игорь Болдырев – один на всю рязанскую госавтоинспекцию, а оказалось, что там, видимо, все такие.

Зато на столе у начальника рязанской госавтоинспекции лежит золотая отпирка – и вряд ли это ключ от дамских прелестей. Естественно, членство в тайных обществах здесь ни при чём, поскольку члены, как теперь можно удостовериться, также не всегда бывают мужского рода.

Всегда в подобных случаях удивляет одно и то же: для того, чтобы по любой жалобе получить результат, следует сразу принести чистосердечное признание того, на кого написано заявление. В противных случаях ничего никогда не подтверждается, поскольку никто ничего и не собирается подтверждать.

19 января 2018 года была осуществлена тайная фотосъёмка Михаила Комарова. Автомобиль, в котором сидел неизвестный фотограф, имел левые номерные знаки. Правоохранительные органы не смогли установить, откуда машина приехала, куда потом уехала и кому вообще принадлежит. Об этом написал в своём ответе руководитель службы собственной безопасности Сергей Пешков, который за время своей работы неизвестно, чтобы хоть кого-то посадил или разоблачил.

В результате проверок выяснилось, что номерные знаки принадлежали другому автомобилю, который давно был снят с учёта. Разобраться по данному факту поручили в конечном итоге рязанской госавтоинспекции. Отработать скрытую фотосъёмку возложили обязанность на Октябрьский райотдел.

Сергей Пешков написал об этом 19 февраля 2018 года. Спустя ровно 2 месяца редакция до сих пор не получила ответа ни из рязанской госавтоинспекции по поводу незаконного использования снятых с учёта регистрационных знаков, ни из Октябрьского райотдела по поводу установления личности фотографа.  

Как будто, раз тот был без формы, – это кого-то обмануло.

Сергею Пешкову, конечно, следует более деликатно писать свои ответы, поскольку по просьбе другого сотрудника службы собственной безопасности Эдуарда Антонова, редакция пока не приступает к журналистскому расследованию о том, кому принадлежат по городу несколько нелегальных точек, в которых продают по стаканам суррогатный алкоголь.  

22 октября 2012 года на сотовой телефон Михаилу Комарову позвонил мужчина, который представился Николаем Фонкацем с пивзавода, но вместо поздравлений с Днём рождения начал там что-то грозно выговаривать.

12 декабря 2014 года в торговом центре "Премьер" олигарх Дмитрий Малахов пытался вложить в свои слова аналогичный смысл, но сделал это более вкрадчивым тоном.  

Потом в управлении уголовного розыска оба утверждали, что ничего подобного не было, и никто Михаилу Комарову не угрожал.

Так происходит всегда. Все очень смелые и грозные, но до момента, пока не начинают фигурально обсираться в специальных кабинетах, и это не туалетные комнаты.

Обычные трусы, у которых ударение можно ставить в любом месте и которые, чуть что, – сразу отказываются от своих слов и поступков.

Это для Вячеслава Вепренцева работодатель Дмитрий Малахов – Бог, а для Михаила Комарова – обычный ссыкунишка невысокого роста.

Вот и с Игорем Болдыревым произошла аналогичная история. Михаила Комарова официально никуда не вызывали, объяснения не брали, встречу с оппонентом не устраивали, а потом пишут ответы, что заявленная информация не подтвердилась. Наверное, пора полицию как-то опять переименовывать, а то как были ментами, так и остались.

ХОДЫНКИН
ДМИТРИЙ
P.
S.
Скоро наша редакция расскажет ещё одну удивительную историю о том, как в рязанской полиции проводится проверка по заявлению о DDoS-атаке нашего сайта, и почему заместитель областного прокурора Алексей Дикарев не даёт личных указаний о возбуждении уголовного дела по данному бесспорному факту.