Страна встала с колен, но, как оказалось, на голову

РИТУАЛ СОЖЖЕНИЯ МУПОВ

Рейтинг самых дорогих рязанских надгробий

Иногда некоторые не могут угомониться и после смерти. Человек уже мёртв, а амбиции ещё нет. Люди, которые считали себя особенными при жизни, хотят сохранить привилегии и на том свете. Не только есть на золоте, но и лежать среди золота. Как будто величина кургана имеет значение.

Странная тенденция зародилась давно и очень быстро превратилась в систему. На заре капиталистических отношений в городе существовало весьма ограниченное количество фирм, предоставляющих похоронные услуги: «Габбро», «Леонардо», «Мрамор», самый первый частный кооператив «Обелиск», а также муниципальные предприятия «Память» и «Ритуал». Сейчас игроков на этом рынке значительно прибавилось. Смерть, увы, регулярное явление. Люди уходят каждый день. Соответственно, растёт и спрос. Муниципальное бюджетное учреждение «Специализированная служба по вопросам похоронного дела «Ритуал» до сих пор остаётся монополистом. Обслуживание действующих кладбищ города закреплено именно за этой организацией. В бюджете на такие цели предусмотрена специальная статья расходов.

Государственный статус даёт вполне определённые преимущества. Привилегией распределения престижных мест обладает только «Ритуал», а остальные фирмы работают по остаточному принципу. Даже на погосте существует своя иерархия. Здесь всё очень просто. Кто не хочет валяться на обочине, тот договаривается о престижном месте. Это как красивые номера на дорогих иномарках, – достались в результате штатного распределения совершенно случайно.

Рязанские погосты существуют достаточно давно. Самые крупные – «Новогражданское» и «Новое» кладбища. Обычно, в последний путь всех отправляют сюда. Ближних мест здесь давно нет. Геометрия уже вся расчерчена. Старые кварталы плотно заполнены. В таких условиях поиск свободного пространства в шаговой доступности от центрального въезда становится особенно актуальным вопросом. Богатые не хотят смотреть на мир из бурьяна. В конце концов, стандартный участок два на два метра – не такая уж и огромная площадь. Когда есть деньги, можно что-то придумать и найти, что поближе. Когда есть большие деньги, можно что-то очень хорошо придумать: и поближе, и нестандартных размеров.

Возле входа на ключевой развилке «Нового» кладбища стоит огромная статуя. Фигура бронзовой женщины держит в руках гусей. Скорее всего, здесь покоится какой-то почётный животновод. Только основание из цветного гранита стоит не менее полумиллиона рублей. В какую сумму обошлась вся идиллическая композиция, вряд ли догадывается сама лежащая здесь Светлана Коняева. Бронзовый отлив – явно работа мастеров из столичного региона. При подобных заказах даже 200 тысяч рублей – не повод для торговли.

Стоящий монумент – это не памятник Светлане Коняевой. Стоящий монумент – это памятник человеческому тщеславию. 

Светлана Коняева в бронзе, которую никто не знает и которая даже после смерти вознеслась над остальными, занимает уверенное I место среди самых дорогих рязанских захоронений. 

Единственный рязанский вор в законе Валерий Митин по кличке Мотыль никогда не был богатым человеком. Почти всю жизнь провёл в тюрьме и умер в тюрьме. Тем роскошнее выглядит надгробие на могиле, в принципе, нищего человека. По самым скромным оценкам, стоимость всего периметра с часовней составляет никак не менее 1,5 миллиона рублей. Плюс расположение на одной из центральных магистралей буквально впритык к самому асфальту. Вряд ли лежащая рядом женщина – родственница. Просто прикопали рядом, а заодно и той новый памятник справили.  

По закону администрация кладбища имеет права делать так называемый подзахорон, если могиле более 15 лет. Софья Столярова умерла в 1997 году. Так что с юридической точки зрения к месту погребения рязанского уголовного авторитета не подкопаться.  

Валерий Митин, чей воровской статус у многих участников «слоновской» группировки всегда вызывал сомнение, – II место в десятке статусных покойников.

О страшной аварии, происшедшей холодным осенним рассветом 2012 года на Ситниковской улице, написали многие средства массовой информации. Чёрная Audi A7 с московским номерами вылетела с дороги и врезалась в столб. Двое пассажиров погибли сразу, двух других отвезли полутрупами в больницу, а водитель застрелился. Молодых людей сгубила скорость – в прямом и, увы, переносном смысле слова. Компания возвращалась из клуба Angel's. Один из погибших оказался сыном владельца гостиничного комплекса «Сочи». Все пятеро относились к армянской диаспоре.

Овика Гюльназаряна и Эдгара Петакчяна положили рядом. Так не хоронят космонавтов, как провожали в последний путь этих двух, в общем-то, ничем не выдающихся молодых людей. У закопанного поблизости долевого «осокинской» группировки Павла Суханова авторитета было куда больше, но памятник выглядит куда скромнее, а сама могила расположена в одну линию с остальными. Гробница Овика Гюльназаряна и Эдгара Петакчяна нарочито вынесена на проезжую часть. Когда молодой человек на фотографии сидит среди стаканов с шампанским, скромность, в принципе, неуместна. Даже у отца и брата главного рязанского авторитета армянской крови Виктора Айрапетова и тех нет надгробия итальянской керамики.   

Суммарная стоимость мемориального комплекса Овика Гюльназаряна и Эдгара Петакчяна, чьи особые заслуги перед городом неизвестны, составляет примерно 700 тысяч рублей.  

Чуть позже по бокам захоронения высадили две элитные туи. Точно такие же прошлой весной пропадали с городских улиц.

Руководитель строительной компании «Стройперспектива» Сергей Винокуров умер от рака. Когда других перспектив больше нет, остаётся одна перспектива – оставить после себя красивую память. Сергей Винокуров оставил после себя и красивую память, и красивый памятник. Гранитная копия многоэтажного дома особенно выделяется на фоне остальных изобретений траурной мысли.

Сергея Винокурова похоронили возле часовни на «Новом» кладбище. Всего несколько лет назад площадка вокруг была совершенно свободна. Теперь это самое престижное место.

Правда, иногда желание оказаться в пантеоне себе подобных, приводит к самым непредсказуемым последствиям. Теперь здесь же находится могила Иосифа Зеленюка. Руководитель типографии «Полином» был хорошо известен своим облегчённым отношением к юношам. Особенно не повезло авторитету федерального уровня Александру Баскакову по кличке Баскак. Лежать бок о бок с гомосексуалистом – вряд ли было пределом мечтаний единственного рязанского чемпиона мира по греко-римской борьбе среди юношей.      

Администрация «Нового» кладбища как-то пыталась ситуацию систематизировать. Вдоль центрального въезда по левую сторону были нарезаны и выведены под цоколь бетонные квадраты. Данные места одно время пытались подвести под официальный прайс. Как пояснил наш источник в фирме «Ритуал» Олег под условной фамилией Иванов, цена на стандартные 4 квадратных метра достигала здесь 200 тысяч рублей. Правда, огороженные бетонными фундаментами будущие могилы никак не оформлены и по документам якобы до сих пор не проведены.

Компания вокруг Сергея Винокурова подобралась солидная. Персоны даже интереснее тех соотечественников, что лежат в еврейском квадрате «Новогражданского» кладбища. Светлана Коняева, Александр Баскаков, Иосиф Зеленюк и первый проректор рязанского педуниверситета Александр Козлов, который ещё при жизни полностью соответствовал своей фамилии.

За безупречный вкус и ровную репутацию Сергей Винокуров занимает IV строчку статусных покойников.

Иногда поражаешься, какие почести оказывают великим грешникам города. Человек осиротил половину города, а в очередь поцеловать лоб выстраивается целая толпа.

Должны в гроб презрительно плевать, а вместо этого пышные поминки в дорогих ресторанах устраивают. 

Раньше тимуровцы надгробия героев метили красной звездой, а могилы предателей мазали калом. Теперь молодогвардейцы, разве что, способны в майские праздники на демонстрации с флагами пройти. Посмотрите на щёки Антона Никитина – растут быстрее, чем список добрых дел. Наши молодые политики способны только по кабинетам сидеть и больше ничего. Подрастающая элита.

Максим Грачёв может обижаться на слово «киллер» и дальше ходить отворачиваться, но Руслан Грачёв  поднялся на убийствах. Трупов за этим человеком достаточно. Кто в то время не убивал, тот так и продолжал работать барменом бара «Вечерний». 

Руслан Грачёв по прозвищу Рус – один из самых серьёзных лидеров «айрапетовского» сообщества. Сумел пережить кровавую эпоху передела собственности, несколько покушений и тотальную охоту со стороны «слоновской» преступной группировки.

Несмотря на оправдательный приговор суда по данному эпизоду, до сих пор считается исполнителем убийства Николая Максимова по кличке Макс. Застрелен уже после освобождения из мест лишения свободы. Киллер также напоминал нарядом бомжа, как и тот, кто устранил в своё время Николая Максимова.  

Последний крупный авторитет «айрапетовского» сообщества похоронен на «Новогражданском» кладбище, больше всем знакомом как «Сысоевское». Сразу за центральной часовней на первом перекрёстке слева практически посреди дороги хорошо заметно роскошное надгробие. Если армянам можно, почему татарам нельзя? Руслан Грачёв мало кого стеснялся при жизни, тем более некого стесняться после смерти. V место нашего рейтинга.

На «Сысоевском» кладбище отчётливее других виден социальный контраст. Блеск и нищета здесь впритык. Сиротливые памятники по периметру высятся над рухнувшей кирпичной оградой. Словно смотрят из мира мёртвых в мир живых.   

В центре кладбища дорогие надгробия. Справа от центральной часовни похоронена погибшая в аварии молодая женщина, вся заслуга которой заключалась в близких отношениях с олигархом Дмитрием Малаховым.

На цыганских могилах всё традиционно. Время идёт, мода не меняется. Огромная бетонная подушка и не менее огромная стелла. Это сейчас надгробным изваянием Гасана Оглы никого не удивишь. В начале восьмидесятых жизнь была другая. Мрамор могли себе позволить только чиновники. Гранита вообще почти не существовало. Этот материал был доступен только двум категориям граждан: академикам и цыганам. В то время стандартная плита гранита 1,5 на 0,7 метра стоила машины по спекулятивной цене. Другими словами, – баснословные для любого строителя коммунизма деньги.       

Правда, основной престиж цыганских захоронений всегда заключался в другом. Традиционно в могилу опускали огромное количество материальных ценностей – от бытовой техники до ювелирных украшений.

Это не сказки и не вымысел. В прошлом году во время погребения на «Новом» кладбище одного из представителей кочевого народа в могилу загнали два грузовика дефицита. Общая стоимость закапанных вместе с покойным предметов составила порядка 3 миллионов рублей.

Тогда бетонную заливку ямы контролировали особенно тщательно. Люди из-за более малых вещей впадали в искушение. Не нужно давать никому повода.

Михаил Фатин шёл широкими дорогами. Темп был такой высокий, что у молодого парня начались перебои с мотором. Окружающие уделяли проблеме огромное внимание и деньги тратили большие. Только сам Михаил Фатин не менял образа жизни. Итог – Сысоевское кладбище в 27 лет. Иногда деньги состоятельных родителей губят слабовольных детей.    

350 тысяч рублей и VII место.

Директор фирмы «Интероптторг» и звеньевой «айрапетовской» группировки Владислав Ведищев обладает относительно скромным по сегодняшним меркам надгробием. Евреи на всём умеют экономить. Впрочем, 200 тысяч рублей тоже деньги. Машину можно купить или 10 проституток из «Джага-Джага». Заслуженное VIII место рейтинга.

У могилы Владислава Ведищева, как правило, всегда паркуются автомобили. Дальше по дороге проехать невозможно. Лавочки вынесены за ограду и перегораживают движение.

На повороте неподалёку за мощной чугунной оградой лежат другие участники «айрапетовского» сообщества Игорь Исаев и Андрей Нестеров. Оба убиты ключевым киллером «слоновской» группировки Александром Гореловым по кличке Таблетка в ответ на устранение Александра Милидина по кличке Кока.

На могиле Виктора Малахова скромное убранство. За 30 лет обелиск не менялся. Какой поставили в советские времена, такой и оставили. Надпись «от жены и сына» теперь лучше всяких объяснений. О скупердяйстве некоторых рязанских мультимиллионеров ходят целые легенды. Здесь рассказывать ничего не надо. Залитый в форму бетон – самый дешёвый и самый распространённый способ тех лет увековечить память о человеке.   

Могила отца известного рязанского олигарха занимает предпоследнее место.

В самом дальнем конце «Нового» кладбища стоит заросшая травой облупившаяся ограда. В этом периметре среди двух других женщин засунута Прасковья Лисина. На груди, среди прочих медалей, орден «Трудового Красного Знамени». Это очень серьёзная награда. Такие давали людям за выдающиеся трудовые достижения перед государством. Проще говоря, только тем, кто всю жизнь конкретно въёбыв@л. После смерти Прасковья Лисина за свои неоспоримые заслуги перед обществом удостоилась исключительной чести. Получить заросший травой незаметный могильный холмик. У вора в законе Валерия Митина монумент за 1,5 миллиона рублей, а у ветерана труда Прасковьи Лисиной скромная плита не более 30 тысяч рублей и то на двоих с подругой. «Молодой гвардии» есть на что скинуться.  

 

КОМАРОВ
МИХАИЛ
P.
S.
В квартал невостребованных трупов не стоит даже заглядывать – там дикая природа.
Дополнение
По праздникам на «Новом» кладбище хаос. Родственники приезжают навестить умерших. Таджики приходят собирать еду. Народа скапливается много. Парковочных мест не хватает. Документы под оборудование стоянки давно подписаны. Площадка до сих пор в бурьяне.