Страна встала с колен, но, как оказалось, на голову

САМ И СРАМ-2

Продолжение истории о переходе крупнейшего рязанского завода в частные руки

Фото «МедиаРязань»: Юрий Земцов так заботился о своих рабочих, что те остались без собственного завода. От стыда не сдох до сих пор.


В феврале 1995 года товарищества ликвидировали. Власть сосредоточилась в руках нескольких человек, которые переключили внимание на третий этап приватизации.

Бюро ценных бумаг завода под руководством Леонида Канаева создало реестр акционеров с указанием реквизитов и количества принадлежащих каждому акций, хотя ведение соответствующего списка с таким внушительным перечислением имён должно осуществляться сторонней организацией, имеющей специальную на то лицензию. Ключевым аргументом против этого правила стала экономия средств. На самом деле решение было связано с тем, чтобы акции не ушли на сторону. Совет директор организовал тотальный контроль над ситуацией. Здесь руководство опиралось на юридическую неграмотность своих подчинённых и по возможности выкупало акции у держателей. Доступ к бумагам и файлам находился у строго ограниченного круга лиц. Оставалось заставить людей отказаться от своих акций, чтобы полностью завладеть предприятием. Для этого необходимо было подвести завод, оснащённый дорогим импортным оборудованием, к грани банкротства и начать массовые увольнения. Так выглядел сценарий третьего этапа приватизации. В то время, как ситуация прикрывалась отстаиванием интересов простых тружеников, Леонид Канаев, являясь заместителем директора по качеству, словно целенаправленно развалил работу. Благодаря стараниям этого человека за несколько лет продукция сильно просела по характеристикам, что явилось одной из причин потери заводом рынка сбыта. Пока САМ стремительно уходил на дно, Леонид Канаев шёл вверх по политической лестнице. Будущий депутат Государственной Думы активно строил собственную карьеру.

Поскольку у сотрудников САМа уже сложилось исключительно негативное мнение о своём руководителе, то ставка была сделана на коллективы других рязанских предприятий, где рассказам красноречивого коммуниста о светлом будущем ещё верили. За счёт этого Леонид Канаев прошёл в думу Российской Федерации.

С 16 декабря 1995 года предприятие функционировало в режиме сокращённой рабочей недели, а треть работников отправились на принудительный отдых со смехотворно низкой выплатой отпускных.

В марте 1996 года, спустя две недели после масштабного празднования 50-летия завода и после поездки Юрия Земцова в Японию на средства, сэкономленные на зарплате работников, вышел приказ о массовом увольнении. Это стало итогом двухгодичной деятельности совета директоров на благо трудящихся. Оправданиям о нехватке средств на зарплаты уже никто не верил. В частности, благодаря появлению организации «Ока-промсервис», 90% уставного фонда которой принадлежало заводу. Фирма регистрировалась якобы для реализации продукции САМа, а на деле стала ещё одним источником дохода избранных лиц. При приёме на работу сотрудники компании «Ока-промсервис» давали подписку о неразглашении своего заработка, в то время как рабочие трудились за минимальную плату, лишь бы совсем не остаться без средств к существованию. Каковы же были удивление и негодование, сопровождаемые всеми возможными метафорами, когда в фирменном магазине предприятия на пересечении улиц Горького и Есенина обнаружили выставленный на продажу коньяк за 500 тысяч рублей. При этом, согласно обновлённому уставу САМа, разработанному приближёнными Юрия Земцова, совет директоров получал 1% от суммы объёма реализации и внереализационных доходов завода. В итоге на каждого из 9 руководителей приходилось более 220 миллионов рублей. И без того большая разница между зарплатами рабочих и начальников стала колоссальной. Депутат Леонид Канаев это отрицал и на собраниях заявлял, что вообще занимается общественной неоплачиваемой деятельностью. Так, пока одни считали миллионы, среди работников САМа начиналась истерия. Массовые увольнения не заставили себя ждать. Из 4,5 тысяч человек уже 1,5 тысячи подлежали сокращению. Большая часть оставшихся в перспективе также могла оказаться на улице. Каждый был готов заложить другого начальству, лишь бы самому остаться. Даже из вежливости люди перестали друг другу улыбаться и напряжённо ждали подвоха от коллег. При этом начальников и руководителей увольнения не коснулись. Привилегированная часть коллектива получала оклады со всеми прилагающимися коэффициентами и премиальными.

В 1997 году Юрий Земцов в возрасте 70 лет ушёл на пенсию. Предприятие перешло в руки тогда ещё молодому и подающему надежды Дмитрию Малахову. Но и здесь в стороне, как всегда, остались труженики. При новом руководителе выпуск продукции ещё больше сократился, а долги только накопились. САМ не пережил кризис и в начале нулевых оказался окончательно разорён.

 «Большую часть своей трудовой жизни Вы посвятили заводу САМ, являясь его директором. Ваш напористый волевой характер не знал препятствий на пути, Вы отстаивали интересы завода на любом уровне», – так 19 мая текущего года Дмитрий Малахов поздравил Юрия Земцова с 90-летием.

На мероприятие в честь юбилея пригласили прессу. Разваливших завод коммерсантов снова выставили героями. Чьи интересы на самом деле отстаивались во время приватизации САМа – большой вопрос, на который наверняка смогут ответить сотни человек, оказавшихся лишь инструментом в руках небольшой группы людей на пути к красивой жизни.


http://svoyakolokolnya.ru/page/sam-i-sram/

ПЕЧОРИНА
ИРИНА