У людей одного колена лучше других чувство локтя

ВСЕ КОСТИ ИЗ ШКАФА ИГОРЯ КОСЬКИНА-10

К моменту выхода из бандитской пятилетки ФПК "Инвест" напоминал собой хазарский каганат. Состав формировался по национальному признаку. Под оброком находились самые крупные предприятия региона, которые приобретались, как правило, кривыми или скандальными путями. Игорь Коськин стал единственным по-настоящему крупным рязанским олигархом, который не находился под опекой Вячеслава Ермолова, и это до сих пор особенно раздражает лидеров "слоновской" преступной группировки. Зависть, как известно, один из смертных грехов. Правда, наверное, не самый страшный в биографии тех, кто стал миллиардерами на крови.

На середину 90-х годов Игорь Коськин, Александр Земсков и со своей небольшой долей Анатолий Бушин владели следующими предприятиями: "Кислотоупор", "Кирицы", ГСКБ, "Металлург", "Сафьян", "Сантехуправление", "Точприбор", "Теплоприбор", РПАП-2, "Рязсельмаш", Скопинский стекольный завод, Скопинские электронасосы, Скопинский машзавод и многие другие.

Коммерческая деятельность осуществлялась через многочисленные фирмы и организации: "ФПК "Инвест", "Инвест", "Аудит-инвест", "Холдинг-инвест" (бывший "Дамин"), "Траст-навигатор", "Визант", полное товарищество "Бушин и Ко", "Конорс", "Эвис", "Юнивест", "Твист" и многие другие.

Раньше практически все ключевые предприятия области находились под контролем государства. Даже после начала рыночного хаоса и бесконтрольного акционирования наиболее привлекательных объектов, так или иначе, на полную продажу существовали жёсткие ограничения. Государство в том или ином виде оставляло за собой последний козырь. К середине 90-х годов наиболее доходные объекты оказались под официальным контролем преступных группировок. Это так чиновники позаботились о государственных интересах. Коррупция побила все козыри.    

Сейчас ситуация ещё хуже. Строй не имеет значения, если чиновник озабочен только личной корыстью. Дефицит на мораль сегодня стоит особенно остро без всяких санкций. От этого и рушатся империи, а у простых людей жизнь тонет в болоте.

Вот, например, как происходило поглощение ГСКБ. Экспериментальная лаборатория по изобретению и обкатке новых машин и агрегатов располагалась на нескольких гектарах земли и в производственных корпусах почти в самом центре города. К середине 90-х годов часть предприятия принадлежала 3 фирмам Игоря Коськина. Остальной долей владели рабочие и пенсионеры. 1 золотая акция находилась на балансе КУМИ, без обладания которой нельзя было менять положение в работе предприятия.

Руководителем ГСКБ был Евгений Козырев. В сентябре 1996 года этот пост по решению совета директоров занял бывший председатель колхоза имени Чапаева Владимир Крестьянинов. В апреле 1997 года Игорь Коськин потребовал от нового руководителя уйти в отпуск. Предприятие потихоньку сворачивало свою профильную деятельность. В одном из корпусов открылся торговый центр "Рязанский посад". В другом готовилась к открытию дискотека "Старый завод". Административное здание стали сдавать в аренду под офисы, а сбоку запустили "Торговую галерею". Вся страна потихоньку превращалась в один большой базар. Дух стяжательства и чистогана вытеснял всё остальное.

В КУМИ на происходящие перемены внимания никто не обращал. Бывший заместитель председателя этого ведомства Сергей Дорожко при поддержке Игоря Коськина уже открыл собственную юридическую консультацию "Гауф и партнёры" в качестве рязанского филиала столичной коллегии "Московский юридический центр".

Владимир Крестьянинов как мог сопротивлялся переориентации возглавляемого предприятия с промышленного на торговое и 5 августа 1997 года написал начальнику рязанского УБОПа Алексею Савину заявление об угрозах в свой адрес со стороны Игоря Коськина и ряда других лиц. Письмо не повлекло никаких серьёзных последствий. Без трупа любые отношения между основным акционером и наёмным работником подпадали под спор хозяйствующих субъектов.

В январе 1995 года новый акционер Центрального колхозного рынка Фёдор Провоторов со своими людьми попытался войти в кабинет к генеральному директору Валентине Макаровой. Начальник службы безопасности Виктор Богданович этого сделать не позволил. Всем было прекрасно известно, в чьих интересах идёт поглощение самой крупной торговой площадки области. Виктор Богданович просто спустил Фёдора Провоторова с лестницы, и тот убегал через забор.

15 мая 1997 года Александр Земсков вместе с родной сестрой Тамарой Селянской сделали Игорю Коськину официальное заявление о выделении их долей во всех предприятиях "Инвеста". Конфликт между основными владельцами известного холдинга достиг своего пика. Выделение Александру Земскову с Тамарой Селянской законной доли на имущество не только аккуратно уполовинивало империю Игоря Коськина, но и приводило к потере контроля над многими промышленными и коммерческими объектами. Это означало фактический крах.

Весной 1997 года Игорь Коськин снял с поста директора "Траст-навигатор" любовницу Александра Земскова Елену Жукову и поставил на освободившееся место своего заместителя Сергея Локка. Суд признал увольнение незаконным. Это ещё больше осложнило отношения между основными совладельцами "Инвеста".

Во второй половине мая 1997 года Александр Земсков уехал в Испанию. 30 мая 1997 года муж Тамары Селянской, на которого была оформлена часть доверенностей, оказался избит.

В августе 1998 года Александра Земскова застрелили. Официальным лицом ФПК "Инвест" стал бывший инженер по канализации рязанской областной больницы Владимир Калашников.


Продолжение следует...

КОМАРОВ
МИХАИЛ