У людей одного колена лучше других чувство локтя

ЗАПОВРЕДНАЯ ЗОНА

Семьи учёных-экологов рискуют окончательно остаться на улице

Окский биосферный заповедник – один из крупнейших охраняемых природных объектов в стране. Мало кто знает, что люди, посвятившие изучению природы всю свою жизнь, в любой момент могут остаться на улице. Странное дело: государство официально охраняет животных, но почему-то не хочет защитить людей.

В качестве официального объекта заповедник функционирует с 1935 года. Сейчас эта единица входит в число нескольких наиболее представительных охраняемых территорий, где охрана экосистем совмещена с долгосрочными научными исследованиями. Окскому заповеднику присвоен международный статус.

Национальный парк – неприкосновенная территория, здесь допустима лишь строго регламентированная научно-исследовательская работа с применением методов, не влияющих на течение естественных процессов. Советские специалисты всеми способами пытались закрыть любые пути проникновения сюда хозяйственной деятельности. Подход к жилью в то время был совсем иной. Молодые учёные-экологи приезжали заниматься изучением природы и создавали свой научный городок. По существующей тогда системе государство обеспечивало сотрудника служебной квартирой. Существовала гарантия, что спустя 10 лет проживания оттуда тебя никуда не выселят. Если жильё находится не в особо охраняемой зоне, то сотрудник, уходя на пенсию, имеет право на его бесплатную приватизацию.

После крушения Советского Союза люди продолжали спокойно жить и заниматься работой. Никто не придавал особого значения тому, что может возникнуть глобальная проблема. Только оказалось, что статус жилья в особо охраняемых природных зонах совершенно иной.

Ситуация обострилась сейчас. Научные сотрудники состарились и, в силу преклонного возраста, умирают. Детей учёных стали выселять, потому что те не состоят в правах собственности. Статус служебного жилья остался под тем предлогом, чтобы никто, воспользовавшись моментом, не начал застраивать особо охраняемую зону. Таким образом государство подстраховалось от жуликов – вроде бы сделали благое дело, но проблема возникла не менее серьёзная. Не накопив на своё жильё необходимых средств, люди, прожившие там всю жизнь, остаются на улице. Если верить статистике, по России всего 700 таких человек нуждаются в переселении.

Выход – изменение законодательства на федеральном уровне. Для государства возникшая ситуация это вовсе не проблема. В масштабах страны Рязанская область составляет всего 1%. Что такое 30 человек для такой огромной территории? В денежном отношении затраты незначительные. Решить точно можно, главное захотеть. В Окском заповеднике работают пенсионеры-учёные, которым проблематично добраться до областного центра, не то что достучаться до Москвы.

Как известно, данной проблемой занимаются депутат Рязанской областной Думы Сергей Исаков и член комитета по экологии и природопользованию Сергей Пупков. Оба совместными усилиями вот уже несколько лет пытаются обратить на это внимание местных чиновников. Однако региональная власть кивает на столичных коллег, поскольку заповедник – учреждение федерального уровня. В области своих забот хватает.

Что касается более глобального решения, то в 1997 г. закон о выведении из-под действия норм уже был принят Госдумой. Совет Федерации идею не поддержал. После ещё одной попытки во время правления президента Бориса Ельцина надежда на какие-либо изменения окончательно испарилась. До сих пор никому из ответственных лиц до этого нет дела. Жители заповедных мест скоро сами превратятся в заповедных людей.

ВАСИЛЬЕВА
ИРИНА