Регистрация Поиск

medexpress 1.2

zemlja 1

  • Сливы
07 октября 2019

Расшифровка эксклюзивной записи разговора Андрея Харченко и адвоката Артура Братищева

В распоряжении нашего издания появилась одна любопытная аудиозапись разговора владельца ТСЖ «Алмаз», имеющего интерес в мурминской пластилиновой фабрике, вроде как непосредственного спонсора неудавшегося рейдерского захвата Андрея Харченко и адвоката Артура Братищева, чья охранная организация «Легион» защитила указанное предприятия от противоправных действий. В деле также фигурируют имена Сергея Соколова и Дмитрия Трунина. Также появилась ещё одна известная в Рязани фамилия. В уничтожении прямого конкурента мог быть задействован владелец «Рельеф-центра» Алексей Платонов. По крайней мере, это имя звучало во время совместных застолий Дмитрия Трунина и Сергея Соколова. Аудиозапись разговора с адвокатом Артура Братищева оказалась у редакции благодаря их окружению. Сначала компромат перекочевал в распоряжение юриста Андрея Харченко Аркадия Векшина, а затем к адвокату Сергея Соколова Константину Соломатину.

Ниже приводим расшифровку основных моментов.

 

Андрей Харченко (далее Х): Так, ну вы, наверное, про меня слышали?

Адвокат (далее А): Даже читала ваше описание.

Х: Описание? Моё?

А: Да, по поводу Сенной.

Х: По поводу Сенной?

А: Да. <…> Ну вы там председатель ТСЖ. Характеристику дали.

Х: Ааа, характеристику, дааа. Характеристики моя слабость. Уже второй человек меня обвиняет, что (неразборчиво) мои характеристики.

А: Ну так да. Специалист.

Х: Даа. Посадил, оказывается, я в тюрьму этого, как же его зовут-то. У нас там знаменитый гитарист живёт. Ай. Я забыл его фамилию. <…> Да, да, да. Украли сто миллионов, а посадили за мои характеристики. Там я написал, что на него соседи жалуются. <…> (Звонит телефон). Что соседи жалуются. Сейчас, одну секундочку отвечу. (По телефону: Да. Я сейчас поеду туда. Сейчас разберёмся. Разберёмся. Всё, давай). Ага. Так… Так, так, так. Ну, характеристики, да Бог с ними. Вы знаете, что я в больших контрах с работодателем вашего подзащитного. Не слышали, да? <…>

А: Угу. Ну, я этого человека не знаю. Не могу вам ничего сказать.

Х: <…> Сейчас вот я себе какие-то тезисы набросал, что… Как я это сейчас вижу. Что ждёт его (директора ЧОП «Легион» – прим. редакции). Ну а ждёт его, судя по всему, ну не совсем сладкая жизнь. Потому что там следователи там хотят дело вообще к 210 статье подводить. <…> Угу. Плюс сейчас ему, как я понимаю, выставили уже претензию на сожжённое имущество. <…>

А: Там экспертиза должна была пройти.

Х: (неразборчиво).

А: А почему ему, если Лукашкин у вас поджигал? Лукашкин, значит, ни в чём не виноват? А Братищев виновен?

Х: Тот, чьё имущество сожгли, вправе сам решать, на кого выставлять. Там он может подать <…> на Лукашкина, а может на Братищева.

А: Да, но только в том случае, если в отношении Братищева будет вынесен обвинительный приговор.

Х: Ну вы думаете, там будет не обвинительный?

А: Нууу, я не знаю. Как говорят некоторые товарищи, которые посещают его неоднократно в СИЗО (Артура Братищева около 30-ти раз водили на допрос к оперативникам ОРЧ, требовавшим дать «нужные» показания – прим. редакции), с той стороны административный ресурс задействован хороший (со стороны Игоря Егорова, Сергея Соколова, Алексея Беленченко – прим. редакции).

Х: А с той стороны какой может быть административный ресурс? (со стороны Артура Братищева – прим. редакции). Если бы с той стороны был административный ресурс, его бы не закрыли по статье там это средней тяжести. <…>

А: Странно, когда оперативные сотрудники, которые неоднократно по несколько раз в неделю посещали Братищева, они же говорят о том, что <…> административный ресурс подключён. И всё равно будет так, как они хотят. Ну и пока вот я честно говоря жалобу подготовила, но пока ещё я думаю, может всё-таки прекратятся эти хождения. Не хотелось бы это всё лить, потому что людей всё-таки задействовано много, и также сотрудники СИЗО. Вот <…> вы же понимаете, что это незаконно.

Х: Так, ну вот на счёт того, что посещают?

А: Посещают, и даже посещает тот человек, который неоднократно приходил в суд. Как в первую инстанцию, так и в апелляционную, узнал (Артур Братищев – прим. редакции) его даже по видеоконференцсвязи, он говорит: а вот этот вот сотрудник, оперативник, он приходит ко мне сюда<…>

Х: <…> Сейчас мы ещё у него будем отбирать все его дурацкие активы (имеется в виду заказчик охранных услуг – прим. редакции), которыми он пользоваться не умеет. Короче говоря, в любом случае мы (видимо, Игорь Егоров, Дмитрий Трунин, Андрей Харченко – прим. редакции) сейчас этого товарища рвём на части. И мы его порвём. Однозначно. Но… что… что хотели бы мы вам предложить и что мы можем для вас сделать в этом случае, если он (Артур Братищев – прим. редакции), как говорится, возьмётся за ум. <…> У человека там к полтиннику ни квартиры, ни машины, ничего толком нету. <…> Вот мы предлагаем, чтобы всё-таки товарищ стал сотрудничать со следствием и назвал заказчика сего дела (дал ложные показания на заказчика охранных услуг –прим. редакции). В этом случае что мы можем сделать. Во-первых (с кем-то здороваются) закроем все эти финансовые претензии (к Артуру Братищеву – прим. редакции). Сейчас требований ему выдвигают больше чем на 3,5 миллиона. 1,2 миллиона за сгоревшую дачу уже ему подали плюс там все машины. Это будет 3,5 миллиона.

А: Ну вы же понимаете, что это будет после приговора. Пока нет приговора, никто не имеет права к нему вообще вот эти претензии предъявить.

Х: Вот я, честно говоря, в юриспруденции не силён. Мне сказали, что уже подали каким-то образом там на миллион двести. Уже это законно-незаконно. <…> Ну вообще-то в том, что будет приговор и будет срок не условный.

А: (непонятно).

Х: А вы сомневаетесь в этом? Вот смотрите, государство человека сейчас задержало. Как вы думаете, там это государству <…> потом этот будет ли какой-то это какой-то оправдательный приговор или даже условный в данном случае? Я глубоко в этом сомневаюсь.

А: Ну у меня были на моей практике случаи. Девять месяцев в СИЗО и потом реабилитация.

Х: Реабилитация? Вы думаете, здесь она возможна? <…> (Звонит телефон. Отвечает: Я сейчас занят. Уезжай. Какая разница, когда я тебе позвоню. Я сейчас занят. Через 15 минут освобожусь и поеду к нему. Всё, давай) Так. Так, так, так. <…> Лукашкин переметнулся на Зафабричную к этим ребятам (видимо, Сергей Соколов, Алексей Беленченко, Игорь Егоров, Дмитрий Трунин – прим. редакции). Ну что там ещё. Сейчас ещё возбудили дело по хищению Лады Гранты, тяжёлая статья 158 часть 3 (в отношении Дмитрия Лукашкина – прим. редакции).

А: 166-ю хотели – угон. Что-то у них меняется как-то?

Х: Ну да, теперь хищение. <…> Потом сейчас вот будут следующий шаг я так думаю, что будут переквалифицировать на 210-ю (в отношении Артура Братищева – прим. редакции). Беленченко подал иск на миллион двести пятьдесят.

А: Угу.

Х: Сейчас остальные если подадут, там будет больше трёх, трёх с половиной. Это платить ему (Артуру Братищеву – прим. редакции) придётся всю жизнь. И даже в наследство толком не вступит. Ну, выход один, это сотрудничать со следствием и договариваться с потерпевшими. Потерпевших я могу взять на себя. Иски, которые они послали, они их отзовут. Если он будет сотрудничать со следствием, я более чем уверен, что в апреле его выпустят, причём даже не под домашний арест, а даже под подписку о невыезде.

А: Ваша уверенность она же всё равно ничем не закреплена, скажем так. Вы же не следователь и не начальник следственного управления.

Х: Ну да, но смотрите, человек, который поджёг (Дмитрий Лукашкин – прим. редакции), сейчас ходит гуляет, тот который тоже виновен (подельник Дмитрия Лукашкина – Алексей Кулешов – прим. редакции), тоже ходит гуляет, и смысл этим товарищам держать его (Артура Братищева – прим. редакции), если он начнёт с ними сотрудничать? Никакого. Никакого. Тоже будет ходить и гулять вместе с ними. И лично мне вот ваш подзащитный тоже понатворил дел, ну как говорится.

А: Нет, я как раз хотела задать вам вопрос. А вам что за интерес? Вы нигде не фигурируете.

Х: А он по другим делам. По другим делам. Мою квартиру, знаете, заливали раз 15. <…> Дааа, раз 15, и из них раз 5 лично он заливал. Причём самый первый раз. Это лично он. Там приносил надувные бассейны, наполнял их водой, сливал это всё. Поэтому это тоже я всё прекрасно знаю. Готов ему всё это простить, даже помочь. Денег конечно не предлагаю. Денег это будет слишком жирно и неправильно. <…> А вот предложить такой вариант. Мы от него отстаём полностью. Следствие, когда с ним сотрудничают, оно ведёт себя очень гладко, судя по этим двум кадрам. Если там я узнаю, что у кого-то есть там какие-то ресурсы, то тоже обязательно попрошу, чтобы ресурсы подключили насчёт лояльности (имеются в виду коррумпированные сотрудники полиции – прим. редакции). Потому что меня лично интересует заказчик всего этого дела. Я думаю, ему нет смысла выгораживать там этого заказчика, и брать всё на себя, и сидеть кучу лет. Потом под 60 лет выйдет оттуда и сможет устроиться только охранником в «Пятёрочке» и половину зарплаты отдавать с этих 12 тысяч, которые там будет зарабатывать. Ну, вот в принципе то, что я хотел донести.

А: Я поняла.

Х: Слова свои я всегда держу. Можете поинтересоваться. Трунину (Дмитрий Трунин – прим. редакции) тоже кое-что пообещал. Ну, вот выполняю. Выполняю.

А: Даже так?

Х: Да. Да (смеётся). Ну ладно, тогда вроде бы всё.

А: Я поняла.

Х: Там вы тогда…

А: Я просто ожидала чего-то другого, потому что люди, которые ходят в СИЗО (сотрудники ОРЧ – прим. редакции), они от вашего имени там и квартирами кидаются, и деньгами и всем прочим. Причём они говорят, что вы этому способствуете. <…>

Х: <…> Там, как я понимаю, очень много народу, которые не любят работодателя вашего подзащитного (смеётся), поэтому, может быть, там кто-то обещал, все люди не бедные. Но я, конечно, побогаче их буду маленечко, но вроде бы я таких вещей не обещал. Не обещал. Ну, их смысла просто нет обещать (неразборчиво). Нууу, можем пообещать (неразборчиво). (Звонит телефон).

А: Я вас услышала.

Х: Ну тогда меня проинформируйте, пожалуйста, что за решение принимаете. Вы сколько времени будете думать? <…> Ну ладно, тогда жду от вас звонка

А: Хорошо.

 

Человеком из редакции не бесплатно была добыта ещё и запись разговора председателя регионального отделения партии «Родина» Дмитрия Трунина и бывшего мурминского депутата Сергея Соколова на предмет того, что делать с директором ЧОП «Легион» Артуром Братищевым, пока тот сидел в СИЗО по ложным показаниям члена партии «Родина» Дмитрия Лукашкина. Однако об этом позже. Также люди из окружения Аркадия Векшина предложили нашему изданию выкупить ещё кое-что интересное. Редакция собирает деньги.

Еще по теме СЛИВЫ

Начинается работа скрипта Cron