Регистрация Поиск

medexpress 1.2

chulan 1.1

  • Статьи
  • Новость недели
18+
29 декабря 2019

Эксклюзивное интервью с главой Рязанского района Натальей Жунёвой о советском наследии, женщинах во власти и недоверии людей к чиновникам

Ремонт школ, строительство детсадов, появление новых предприятий, открытое общение с чиновниками по проблемным темам освещения и дорог. Так сейчас выглядит Рязанский район. Глава местной администрации Наталья Жунёва рассказала нашему изданию о всех имеющихся проблемах и путях их решения, о выделении и использовании федеральных денег, переселении из аварийного жилья, капитальном ремонте домов и о том, как многое могут хрупкие женские плечи.


 

– Наталья Арнольдовна, сейчас наблюдается очень интересная тенденция, когда ключевые позиции во власти занимают женщины: Вы долгое время, слава Богу, на своём посту; Анна Рослякова стала зампредседателя правительства – умница большая, чиновник, по которому пока нет ни одного серьёзного нарекания даже со стороны недоброжелателей и оппозиции; Юлия Рокотянская возглавляет Гордуму; Елену Сорокину относительно недавно избрали на мэра Рязани. Что это такое? Возвращение в матриархат или в городе 8 гей-клубов вся надежда только на женщин?

– Я должна сказать, у нас ещё несколько районов возглавляют женщины, – Кораблинский, например. Город Сасово возглавляет Евгения Рубцова. Я не знаю, как это назвать, но, наверное, женщины во власть никогда сами не рвутся. Так просто получается, есть стечение обстоятельств. В наше время женщины и мужчины наравне.

 

– Сейчас вообще какое-то время альфонсов, мужчин почти не осталось – одни тренеры по фитнесу кругом и свадебные фотографы.

– Ну, слава Богу, я мужчин вижу много, но жизнь такова, что раньше зарабатывали кувалдой с кайлом, и без мужской физической силы было не обойтись. Сейчас женщина зарабатывает умом, настойчивостью, ответственностью. Мне кажется, это нормально, и никакой здесь не матриархат. Мы просто делаем своё дело ­– мы работаем.

 

– Перейдём к политике. Последние выборы в Заборье были, на мой взгляд, достаточно тяжёлые, непредсказуемые, с большой интригой и высокой конкуренцией. Произошёл почти сенсационный случай, когда действующий глава из партии власти Виктор Сидоров проиграл. Что произошло? Насколько с новым главой Ириной Копыловой оказались выстроены отношения?

– Я должна сказать, любые выборы – это интрига.

 

– У нас считают, что всё предопределено.

– Ничего подобного. Я пять лет была первым замом, и меня не касались выборы. Не знаю, как было раньше, я этого не видела, но знаю, как сейчас обстоят дела. Сейчас никого из избирателей не купишь, они более грамотные стали, более политизированные что ли. Я, например, до работы в администрации понятия не имела, что такое правительство или депутат.

Что касается Заборья, очень много людей не понимают, что там вообще нет интереса.

 

– Как нет? А земля? Часто Заборье называют рязанской Рублёвкой.

– Раньше в отношении земельных участков сами поселения могли принимать решения. Сейчас же всё через правительство.

Политика нашего правительства не в том, чтобы настроить коттеджей в пойме или вырубить леса. В этом нет смысла. Вот я разговаривала с Сидоровым Виктором Григорьевичем. Он говорит: «Ты понимаешь, в бюджет нужны деньги». Я понимаю, что в бюджет нужны деньги, но будут они нужны потом, когда ты всё вырубишь, а людям негде будет отдыхать, потому что вся территория для отдыха исчезнет?

Когда я первый раз приехала на родину Есенина, я прошла к берегу, увидела эти пейзажи, мне захотелось взять лист бумаги и что-то писать. Мы детей выводим на природу, внуков, хотим просто пройтись по лесу, подышать, посмотреть, пофотографировать.

Почему такой конфликт произошёл на этих выборах… Наверное, Виктор Григорьевич хотел остаться, поэтому вёл свою выборную кампанию.

 

– Поясним для читателей, что на праймериз «Единой России» избиратели поддержали не его, а Ирину Копылову.

– Важно другое. Люди сделали свой выбор. Я не скажу, что Виктор Григорьевич не работал с людьми – работал. Но так получилось, что его не поддержали.

 

– Всё меняется, кругом конкуренция, все хотят себя показать – это нормально.

– Идёт ротация, это выборы. И ещё раз должна сказать, что никаких манипуляций там не было, сейчас это невозможно.

 

– Насколько привлекателен район по бизнесу? Чем полезна близость к Рязани? И сразу следующий вопрос – про деревни. Насколько всё-таки жива у нас русская деревня? Позитивный пример – в тех же Полянах большое производство у «Фабриканта», дай Бог Анжелике Зайцевой здоровья! Уже много лет фабрика держится, создаёт рабочие места, в том числе для русского и коренного населения, а не только для гастарбайтеров, чтобы экономить.

– Если мы говорим о привлекательности, то у нас есть интерактивная площадка, по которой мы предлагаем 15 участков, где можно развивать бизнес. У нас очень хорошая логистика: федеральные трассы, развязки, объездные дороги вокруг Рязани. Мы же учимся. Если раньше считали, что кто-то должен к нам прийти, уговорить, что-то пообещать, а потом мы только подумаем насчёт того, давать разрешение или нет, то с приходом губернатора Николая Викторовича Любимова мозг довольно-таки повернулся в этом отношении. Мы развиваемся благодаря бизнесу. Да, есть федеральные средства, и, слава Богу, есть региональные средства, но когда ещё участвует бизнес, всё делается быстрее.

Мы с Николаем Викторовичем ездили в Белгород на обучающую экскурсию. Познакомились с их инвестиционными советами. Допустим, у них региональный фонд выдаёт земельный участок, проводятся коммуникации. Человек работает 5 лет и в течение этого времени должен построить на этом участке дом. Почему у нас этого не происходит? Да потому что земли в своё время были отданы частным лицам.

Это в лучшем случае, если мы говорим, допустим, о Георгии Семёновиче Свиде. Он грамотно переводит свои земли под ИЖС, привлекая федеральные средства на строительство коммуникаций, плюс даёт кредит своим работникам, чтобы они строили там дома. И участок уже не брошенный, а облагороженный, чистый, огороженный, со спортивными площадками.

Сёмкино у нас организовано развивается, «Снегири», но возьмём массу застроек, которые не буду называть, дабы не обиделись, где нет ни дорог, ни воды, ни света. Коммуникации проложены непонятно как. Люди покупают земельный участок 6 или 15 соток из-за низкой цены. Они только потом понимают, во что ввязались. И к кому они придут? Они придут сюда, в администрацию, со словами «Наталья Арнольдовна, куда смотрит власть?». Я говорю им: «Давайте порассуждаем. Когда вы захотели купить этот земельный участок, почему не пришли ко мне посоветоваться? Я расскажу о развитии той территории, чтобы не было сюрпризов». Хотя, насколько я поняла, люди, у которых поменьше денег, так не делают. Они 10 раз всё перепроверят. А которые состоятельные, скупают земельные участки, и даже не выезжают на место. В результате они страдают. Конечно, мы в любом случае никого не оставим. И такими территориями занимаемся.

Если мы говорим с точки зрения развития нашей территории, то она привлекательна и для строительства жилья. В регионе наш район на протяжении многих лет держит лидерство по вводу жилья в эксплуатацию, – это, значит, и работа с населением, и обустройство детских садов, школ, дополнительных групп, появление предприятий.

Как вы уже правильно подчеркнули, у нас есть Полянское сельское поселение. Там уже около 7,5 тысяч жителей. Опять же предприятия развиваются.

Если говорить про «Жилпромсервис», то с ними очень хорошо сотрудничаем. У них есть земли, они строят дополнительные складские помещения, мы им помогаем делать схемы, работать с электричеством.

 

– Ещё давайте поговорим о самой больной для всей Рязанской области проблеме – это ремонт и развитие дорог. Какая ситуация у вас в районе?

– Ситуация ни в один год не была так хороша, как сейчас.

 

– В Заокское хорошую дорогу сделали – ездили недавно туда проводить журналистское расследование.

– В Заокском её полностью отремонтировали. В Дубровичах отремонтировали, во Льгово, в селе Кораблино.

 

– Ближнее Кораблино.

– Да. Также мосты ремонтируются. Сейчас очень большое внимание уделяем тротуарам. Конечно, не везде есть возможность обустроить тротуар, если, допустим, дорога пролегает впритык к домам.

Очень хорошо поступают деньги на местные инициативы.

 

– Это что такое?

– Это когда люди выбирают некие проекты, которые хотели бы реализовать: обустройство детских площадок, кладбищ и многого другого. Например, в Дядьковском сельском поселении построили «Тропу знаний», обустроили тротуары. Там мы сейчас займёмся ограждениями. Проблема в том, что при чистке дорог, при ДТП их ломают. Теперь нарабатываем практику совместно с ГИБДД, чтобы виновных через суд заставлять компенсировать восстановление этих ограждений. Потому что так дальше не может продолжаться, всё покорёжено, как после бомбёжки.

Однако здесь ещё важно не только деньги из бюджета получить, но важно успеть их освоить, так как идут проверки счётной палаты, прокуратуры…

 

– Насколько знаю, вас с микроскопом практически проверяют.

– А это нам нужно, прежде всего. Всё проверили, и мы спим спокойно, что у нас всё выполнено.

 

– Насколько остро стоит проблема с сельским образованием? Как заманить в село молодых учителей? Раньше, я помню, нас от армии освобождали, если пойдёшь в сельскую школу преподавать, жильё предоставлялось, отдельный даже дом, если колхоз побогаче. У меня одногруппники из пединститута уехали в село, женились, им жильё и даже скотину дали. Я понимаю, что это не Ваша головная боль, а всё-таки министерства образования, но интересно услышать Ваше мнение.

– На самом деле это и наша головная боль в том числе. У нас 14 полных общеобразовательных школ на территории района, где по 11 классов, и 17 филиалов по 9 классов. Но идёт хорошая динамика. Вот у нас была Александровская базовая школа, а филиалом являлась Турлатовская. А в этом году 1 сентября мы уже Турлатовскую вывели в базовую. 80% наших учащихся – это официальные данные – поступают в вузы. У нас 4 школы искусств на территории района, и туда с города детей везут. Получается в общей сложности около 40% городских. Едут к нашим педагогам, чтобы получать образование.

 

– Обалдеть. Интересно почему: более камерная обстановка, более внимательное отношение к детям? Крупные предприятия, наверное, помогают в той же Искре? Если ещё не всё растащили со «слоновских» времён.

– Я не знаю эти времена, но сейчас администрация уделяет огромное внимание школам. В образовательных учреждениях капитально ремонтируются пищеблоки, с канализацией, оборудованием... Уже отремонтировали шесть крупных пищеблоков. На один уходит порядка 4-5 миллионов.

 

– Прилично.

– Практически во всех школах мы капитально отремонтировали электрическую проводку. Это был страх Божий, когда подходишь к выключателю, а он сыпется.

Да, ещё осталась работа по проводке, но думаю, года два, и закроем эти вопросы. По замене котлов решаем проблему. Они стояли уже по 20 с лишним лет, а теперь новые ещё столько же простоят.

 

– Я был директором «Комбината бытового обслуживания» и знаю, что это такое – старое советское оборудование, а особенно котельная.

– И кровли капитально ремонтируем, а то местами они уже рушились вовнутрь.

 

– Наверное, на кровлях ещё лежал позеленевший шифер?

– Да. И вот представьте, когда молодой специалист идёт в отремонтированную школу. Он получает удовлетворение, когда заходит в отремонтированный кабинет, который оборудован. К нему придут родители, и он комфортно себя чувствует, принимая их. Или же он зайдёт в убитую школу, где невозможно находиться, и скажет: «Зачем я тут буду работать? Я лучше уйду».

 

– Скажет: «Крест на школе поставили, а я тут должен лямку тянуть».

– Совершенно верно. Поэтому, поднимая заработную плату, нужно ещё решать вопрос оборудования рабочего места. И плюс, насколько я знаю, с 2020 года будет работать программа «Земский преподаватель».

 

– Это какая-то дополнительная поддержка?

– Причём федеральная. Сейчас есть «Земский доктор». Это когда платят 500 тысяч подъёмных, и ты должен работать в селе 5 лет. Эта сумма, насколько я знаю, увеличивается. Теперь «земский доктор» будет получать миллион, и «земский преподаватель» будет получать миллион. Я думаю, что молодые пойдут работать. Купив жильё на селе, создав семью, почему нет? И нам ещё немножко с этим легче, потому что мы вокруг Рязани, имеется вся инфраструктура. Нужно, например, в кинотеатр – пожалуйста. В других районах с этим, конечно, сложнее.

 

– Богатые, наоборот, продают в Рязани квартиры, вон сколько на «Авито» выставлено предложений элитного жилья в центре города, и покупают дома поблизости в тех же «Снегирях».

– Вы задавали вопрос, как село живёт. Оно и будет жить, если есть школа, детский сад, дорога, освещение. Конечно, развивая инфраструктуру, ремонтируя дороги, мы привлекаем жителей. И самый основной фактор, пожалуй, – работа. Конечно, многие ездят на работу в Рязань. Как мы говорим, Рязанский район уже практически стал спальным районом. Но ещё у нас на селе открывается много предприятий: промышленные, сельские. Сейчас в Подвязье Георгием Свидом реализуется большой молочный комплекс на тысячу голов.

 

– Крупного рогатого скота?

– Да. Мы уже подобрали земельный участок, межуем его под строительство детского сада на 120 мест, потому что имеющегося уже не хватает. И с вводом этой фермы в эксплуатацию, конечно, появятся дополнительные рабочие места. Георгий Семёнович делает проект по привлечению денежных средств на строительство дорог, коммуникаций до площадки, где планируется возвести дома для работников.

 

– Наталья Арнольдовна, по поводу спального района. Периодически возникают разговоры о слиянии Рязанского района с городом. Например, Солотча, как известно, входит в Советский округ. Что Вы по этому поводу думаете? Надо – не надо. Плюсы и минусы этой ситуации.

– Знаете, может быть, кто-то неправильно обо мне подумает, но я считаю, что не может всё стоять на месте. И не должно. Возьмём застройку за «Глобусом». Это уже не село. Поэтому изменяться территория должна. Просто нужно разумно ко всему подходить. Если город будет расширяться, допустим, в сторону поймы, люди, которые живут в тех домах, будут совершенно не против. Но если взять частный сектор в Дядьково, конечно, они будут против присоединения к городу. Это село, и они могут держать козу или корову.

 

– Там вообще целый мир отдельный сложился. Хотя нужно, чтобы город расширялся, потому что дальше застраивать и уплотнять центр и районы уже некуда.

– Но сегодня происходит обратное. Пока мы забираем у города землю, уточняя границы. Большая работа была проведена по уточнению границ Заборьевского и Дядьковского сельских поселений. Ведь что натворили в своё время с границами. Половина дома находилась на территории города, а вторая половина – на территории района. Поэтому нам пришлось провести огромнейшую работу уточнения границ между Клепиковским районом, Рыбновским, городом Рязанью.

 

– Это при Вас уже было?

– Конечно.

 

– Что делается и что планируется по управлению жилфондом? Всё-таки советского наследия много нам осталось, которого не касалась, скажем так, рука ответственных лиц.

– Если мы говорим по жилищному фонду многоквартирных домов, то должна сказать, что селу очень хорошо помогла программа по капремонту. Потом вышла программа по переселению граждан во вновь построенные дома. Так переселили три дома в Варских и два или три дома в Листвянке, так как старые строения практически разваливались.

 

– Да, я помню, Дмитрий Гудков себе место обеспечил в Государственную Думу на общежитиях в Варских. Потом, как мандат получил, сразу забыл и про Варские, и про тех, кто ему там помогал археологические раскопки проводить в поисках скотомогильников.

– Вы знаете, как сложно было уговаривать людей переселяться в новые дома.

 

– Серьёзно? А почему так? Психология ожидания подвоха?

– Они не верили, что это возможно в принципе. Первым у нас начинало Листвянское сельское поселение. Тогда главой администрации был Корниенко, а я работала первым замом. Нужно было, чтобы люди дали своё согласие на проведение экспертизы, которая признает, что жильё – аварийное. После этого мы вступаем в программу, строим дома и переселяем. И никто не дал согласия. Наступали новогодние праздники, но нужно было успеть подать заявку до 10 января. И вот в новогодние праздники мы всех собирали на улице. Я лично с каждым общалась. Поверили три дома. Их успели переселить, потом программа немного затормозилась.

Я понимаю отчаяние людей, которые живут в аварийных домах, какие сложности с канализацией, теплом, крышами. У правительства всё же разумный подход в том, что если невозможно ремонтировать – нужно переселять, а людям – не бояться, не искать какой-то подвох.

 

– Согласен.

– Посмотрите, сколько новых домов появилось в Варских. Всё построили в рамках программы, людей переселили.

 

– Недавно только разговор был, мне говорят: «Вот, мы сдаём на капитальный ремонт, а когда его там ждать? Уже помрём, а дом только начнут ремонтировать».

– Все так жалуются, потому что опять не верят. Но зато те, кто прошёл капитальный ремонт, поверили власти. Да, есть много подрядчиков, которые делают некачественно. За ними глаз да глаз. И нужно по суду их возвращать, заставлять переделывать, а не лениться и не плакать.

 

– К сожалению, у большинства людей советской ответственности больше нет. Сейчас зачастую хотят заработать, а не сделать.

– У людей очень долгое время формировалось понятие, что кто-то должен прийти и что-то должен сделать. Потому что дома и квартиры были колхозные, и колхозы несли бремя содержания общедомового имущества. Когда людям дали право распоряжаться своим жильём, мне кажется, здесь было немножко упущено. Никто им до конца не объяснил, что теперь бремя ответственности, содержания всего дома тоже на них.

 

– Ещё у нас, как всегда, плохо с организованностью. Вы вот лично всех собираете. А разве они сами соберутся решить какой-то вопрос, который их, прежде всего, и касается?

– Тем не менее, ситуация выправляется. И с управляющими компаниями тоже. Да, первоначально на рынок зашло много мошенников, недобросовестных лиц. Сейчас законы ужесточают в отношении таких организаций. Я не берусь говорить, что там и как происходит в фондах капремонта, но я вижу, что происходит с многоквартирными домами. У нас каждый год ремонтируется порядка 50 домов по району.

 

– Ну, это очень прилично.

– Конечно. У нас фонд составляет 840 многоквартирных домов. Это я ещё не беру двухэтажную застройку. Система показала, что она работоспособна. Надо с ней жить, работать, просто ответственнее подходить к освоению денежных средств и к подрядчикам быть требовательнее.

 

– И последний вопрос. Я с большим удивлением для себя отметил открытость Вашей администрации. Несколько раз сам видел, как Вашего заместителя Сергея Александровича Каретникова люди встречают прямо на улице у входа в администрацию, и он стоит с ними общается, обсуждает какие-то текущие проблемы. С какими вопросами обычно обращаются жители?

– Приём граждан по личным вопросам мы проводим не только в администрации. Мы создали схему, когда выезжаем на село. Каждый понедельник – это приём граждан, просто разных сельских поселений. А через две недели на третью – здесь у нас, в администрации приём.

Если говорить про село, то в основном поднимаются вопросы освещения и дорог.

Освещение – очень больная тема. Для частного потребителя идёт сельский тариф, а на освещение улиц, к сожалению, – промышленный, а это очень большие деньги. Поэтому здесь создаются сложности, но точечно начинаем решать этот вопрос с главами администраций.

Ещё вопрос подъездных дорог. Конечно, если взять улицу на 12 домов и на 100, то сначала мы закроем проблему, где больше домов. В этом случае работаем с главами, чтобы у них были программы поэтапного ремонта или строительства дорог. Сделайте план, опубликуйте на сайте, чтобы люди видели и знали, как минимум, когда их дорога будет ремонтироваться.

Опять же вопрос качества воды.

 

– Из колодца или водопроводной?

– Водопроводной. У нас вода, обогащённая железом. Сейчас работа в нашем правительстве нацелена на очистку воды.

 

– Они в Ханты-Мансийском округе не жили. Когда меня хотели убить лидеры «слоновской» ОПГ, я там отсиживался 2 года. Никогда такого не видел: через вату воду нужно цедить, чтобы белую одежду хотя бы прополоскать. После ванны волосы как проволока и кудрявятся, словно ты в Израиле родился. Вода ржавая во всём округе – караул просто.

– Тем не менее, качество воды зачастую беспокоит людей, и с этим приходят.

Жильё ещё. Многодетные семьи обращаются – негде жить. Как помочь? Я максимум могу поставить их на очередь. Даже не я, а в поселении. Но, думаю, законодательство сейчас будет в этом случае меняться. К нам приезжает, кстати, депутат Елена Анатольевна Митина, и мы с ней очень много обсуждаем и по этой теме.

Ещё детские сады. В этом году мы ввели в эксплуатацию ясельный сад в Дядьково на 60 мест. Детей 2-3 лет теперь ведут туда, и тогда высвобождаются места в других детсадах. В Мурмино сейчас начали строить ясли-сад.

Также закончили разработку проектно-сметной документации Дома культуры в Полянах. Проект сделан, участок подобран. Ждём выделения денег.

 

– Наталья Арнольдовна, спасибо Вам, что нашли время в своём плотном графике и согласились обстоятельно ответить на наши непростые вопросы. Поздравляем Вас и Ваших коллег с наступающими новогодними праздниками: политического Вам долголетия и эффективной работы на благо людей.

– Уважаемые жители Рязанского района! Хочу всех поздравить с наступающим 2020 годом и пожелать счастья, удачи, терпения, мира и процветания. С Новым годом!

МИХАИЛКОМАРОВ

Еще по теме СТАТЬИ

Начинается работа скрипта Cron