Регистрация Поиск

medexpress 3

  • Статьи
18 сентября 2015
Недавно на сцене Рязанской областной филармонии состоялся совместный концерт Рязанского губернаторского симфонического оркестра с молодым, но очень талантливым композитором и пианистом Никитой Мндоянцем. Лауреат международных конкурсов, член Союза композиторов РФ, солист Московской государственной академической филармонии пообщался с журналистами перед выступлением.

 

– Никита, Вы приезжаете в наш город уже в третий раз. Скажите, как составлялась программа?

– То, что касается Бетховена, то это лично моя инициатива. Я предложил сыграть четвёртый концерт, который, кстати, у меня в новом репертуаре. И, конечно, хотелось бы для своего музыкального развития преподнести публике что-то новое, потому что в этом всегда есть какой-то свежий взгляд и обширное поле для творческих поисков. Мне кажется, в данном случае это удачный выбор.

– Этот концерт уже где-то звучал?

– Да, правда, такой интересный момент был, я его играл в камерной версии. Перекладывать оркестровые сочинения для камерных составов – было достаточно распространённым занятием, потому что связано с популяризацией музыки. И один композитор сделал подобное изложение музыки ещё при жизни автора произведений. Получилась так называемая авторизованная версия. Так сложилось, что впервые я сыграл четвёртый концерт Бетховена именно в авторизованной версии. Сегодня буду играть то же самое, но с оркестром. Мне кажется, интересно подойти к одному и тому же сочинению с разных точек зрения.

– Почему именно Бетховен? Он один из Ваших любимых композиторов?

– Отчасти да. Это один из моих любимых композиторов западной музыки вместе с Брамсом. Из русских, конечно, мне ближе всего Сергей Прокофьев. Опять же, не могу ограничиться двумя-тремя композиторами, но Бетховен один из наиболее почитаемых.

– Как композитора и исполнителя что Вас вдохновляет?

– Общее мировое наследие. А то, что касается современной музыки, ситуация чуть сложнее. Очень много разных направлений, и всё имеет право на существование. Приходится среди этого разнообразия находить свой стиль. Но в большей степени я опираюсь на творчество середины 20 века – это Дмитрий Шостакович, Борис Чайковский.

На данном этапе идёт период поисков в современной композиторской среде. Очень многие увлекаются минимализмом, либо шумовой музыкой. Кто-то, наоборот, тяготеет к более традиционным основам или даже к фольклору. Среди этого разнообразия пытаешься найти свой путь. Мне кажется, какие-то вещи у меня удачно получаются, находят отклик у публики, профессионалов и, самое главное, исполнителей. Композиторы сейчас не могут существовать без исполнителей и единомышленников. Мне везёт в том плане, что я встречаю людей, которые с энтузиазмом играют мои сочинения. И это, скорее всего, потому, что я тяготею к музыке, которая основывается на мелодических элементах, ближе к традиционным основам. Но при этом мне очень интересны разные находки.

– Вы выступаете в Рязани в преддверии открытия концертного сезона. Какой у Вас гастрольный график? Будут ли выступления в регионах?

– В ближайшее время я буду выступать на фестивале «Кружева» в Вологде. В первом полугодии у меня будут в основном гастроли за рубежом: Америка, Франция, – а по регионам выступления планируютсяво втором полугодии. Так у меня распределился график в этом году.

– Во время Вашей учёбы в консерватории у Вас отец преподавал?

– Отец. И также я учился у легендарного Николая Петрова, а по фортепиано и композиции – у Александра Чайковского.

– Ваш отец к вам относился строже, чем к другим ученикам или, наоборот, делал какие-то поблажки?

– Он до сих пор остаётся самым строгим критиком, что для меня особо важно, потому что это человек, который может направить или помочь, поэтому я всегда уверен в том, что он говорит. Как раз отчасти из-за того, что была какая-то строгость, это помогло творчески вырасти. Сейчас, скорее, он ко мне как к младшему коллеге относится. И я, если что-то новое выучиваю, показываю ему, потому что отец может подсказать что-то очень ценное.

– Вы сейчас сами преподаёте. Как Вы относитесь к своим студентам?

– Зависит от того, насколько заинтересован студент в том, чем он занимается. Когда я вижу заинтересованность, но если что-то не получается, хочется помочь, направить. Если же просто формальное отношение, мне это, естественно, не очень нравится. И здесь я становлюсь строже.

– Вы снимались в двух документальных фильмах: «Русские вундеркинды» и «Конкуренты». О чём они?

– Это длинная история, которая началась, когда я ещё учился в Центральной музыкальной школе. Я был маленьким мальчиком, и немецкая съёмочная группа Lichtfilm с режиссёром Иреной Лангеман приезжала снимать фильм «Русские вундеркинды» об одарённых детях, которые учатся в ЦМШ. И я стал одним из героев. Второй фильм – это своего рода продолжение спустя 10 лет. Про тех же ребят, но которые попали в другие условия, где нужно конкурировать и пробивать себе дорогу в музыкальной среде. Это фильм скорее с такой проблематикой, как существовать молодым музыкантам в наши дни. Естественно, о каждом из героев подробно рассказано, и, когда у меня были какие-то гастроли, съёмочная группа приезжала снимать эти концерты. 

ИРИНАПЕЧОРИНА
Начинается работа скрипта Cron