Регистрация Поиск

medexpress 3

  • Статьи
13 ноября 2015

Интервью с одной из самых заметных рязанских преподавателей танцев Соней F.R.E.A.K

Сейчас самое модное исполнение танца мы видим в основном в клипах зарубежных звёзд и на Youtube. Ни для кого не секрет, что все современные танцевальные тенденции диктует нам Америка и Европа. Но и в России есть те, кто продвигает свой стиль ничуть не хуже мировых знаменитостей. Соня Одина – известная в нашем городе персона, которую сложно не заметить в толпе. В этом человеке сочетается безудержная фантазия и неповторимый стиль. Руководитель одного из самых известных и успешных танцевальных коллективов Рязани, модельер с эпатажным прозвищем F.R.E.A.K согласилась дать интервью нашему интернет-изданию.

 

– Привет Соня. Для начала расскажи, почему именно F.R.E.A.K?

– Это мой ник ещё со школы. Нестандартные причёски: дреды, косы, яркая одежда – всё это выделяло меня на фоне других ещё в 6 классе. В школе все показывали на меня пальцем и кричали «что это за фрик?». Отсюда и пошло. Поначалу мне было без разницы, как меня называют, а потом как-то «прилипло» и даже стало чем-то особенным. Все начали отличать меня от остальных, в итоге новое имя прижилось.

В наше время был лишь Центральный рынок и «Полсинаут». Не секрет, что Рязань в этом плане развилась медленными темпами. Чтобы как-то отличаться от серой массы мне приходилось перешивать вещи из «Секонд хенда» или создавать одежду самой. В университете родители подарили мне машинку, и я начала шить. Отсюда пошла моя тема – моделирование одежды.

 

– То есть, заниматься моделированием ты начала раньше, чем танцевать?

– Скорее одновременно. В школе я была активисткой и везде пробовала себя. В спортивном зале намечалась дискотека, и я вызвалась поставить номер от класса. Сама подбирала людей из класса в команду, придумывала тематику, искала музыку и рисовала стенгазеты. (Кстати, началось всё с танца под песню Бритни Спирс). В другой школе я даже открыла собственный кружок. Параллельно с этим занималась в художественной школе, моделировала одежду, а потом сама её шила.

Сейчас всё моё время занимает студия, остальное сократилось в масштабах. В моей команде сейчас много профессионалов, всё уже не на таком уровне, как в школе. Можно сказать, что мода для меня ушла на второй план. Шить себе самой мне уже не нужно – одежду можно заказать.

 

– Кто ты по специальности, если не секрет?

– Дипломат. Все удивляются, но это так. На тот момент родители мне поставили условие – я должна была отучиться и получить диплом, после чего могла заняться тем, чем действительно хочу. По специальности работать я никак не хотела.

 

– Всегда ли ты занималась hip-hop? Почему ты выбрала этот стиль танца?

– Если честно, я тоже об этом много думала. Всё началось со свободы, которой было в нашей время так мало. Сейчас же школьникам позволяют выбирать самим: то, как они выглядят и чем хотят заниматься. Кто-то вообще ничем не занимается, или начинает пить и курить с 8 класса. В наше время ничего такого отвлечённого нельзя было делать. Родители относились ко мне строго. Воспитание дало своё. Как-то отличаться в наше время было легко. Хотелось свободы в действиях, в танцах и в моде. Всё кричало желанием отличаться от остальных. Люди сразу после школы сбегали покурить, а мне хотелось заниматься чем-то кричащим. Естественно, я выбрала уличный стиль. Такое направление, как break-dance, например, состоит из отдельных элементов, а в hip-hop можно всё. Здесь нет ни станков, ни прямой спины, ни одинаковых па.  

 

– Кроме hip-hop, какие ещё стили танцуешь?

– Я смешиваю всё из разряда уличного стиля: krump, lady-style, также новый стиль girly hip-hop – это смесь jazz funk и hip-hop. Раньше не было каких-то отдельных новомодных стилей, был только hip-hop. Мы очень долго к этому шли.

Считаю, что уличный стиль – самый разнообразный из всех, которые могут быть. Смотря на крутых танцоров, понимаешь, что все элементы сделать гораздо сложнее, чем базу в hip-hop. Но для меня просто так это скучно. В моих постановках я смешиваю vogue, house, breaking и даже кое-какие элементы модерна.

Помню первые тренировки в моей студии. Люди, которые приходили ко мне с балетной базой, вообще не понимали, как танцевать hip-hop. Почему нужно качать, двигать всем корпусом, делать прыжки с шагами. В общем, было сложно.

Я считаю, что в любом стиле можно выразить себя: взять что-то из базы и добавить своё. Ни в одном стиле нельзя развернуться так, как в hip-hop. Здесь нет ни рамок, ни ограничителей. Главное, знать базу и истоки. Я это всё успешно изучила в различных лагерях. Что касается Рязани, то у нас такого вообще нет. В танцевальных студиях учат не базе, а просто ощущению уличного танца. Все приходят и начинают двигаться как им удобно. Получается, кто во что горазд. Я всегда начинаю учить с основы, но исполняя одни лишь базовые элементы, ты никому не интересен.

Но отмечу, что сейчас эта тенденция постепенно уходит. Родители, отдавая ребёнка танцевать, хотят, чтобы он мог показать себя в модном танце. А где можно выразить себя, как ни в современном уличном танце? Главный принцип – быть собой.

 

– Музыку к выступлениям выбираешь сама?

– Это очень важный момент, поскольку от выбора музыки в номере зависит многое. Я долго слежу за европейскими командами, которые выступают на World of Dance и Hip Hop International, и могу сказать, что зарубежные миксы сильно отличаются от остальных. У них нет ни одного трека-оригинала – всё отрывками. Как у нас в России: 40 секунд целикового трека взяли, неровно склеили с другим куском и так далее. Мы с командами стараемся миксовать так, чтобы было интересно, и человек не заскучал. Максимум 15-20 секунд, далее переход и новый стиль. Главное правило наших миксов – всё должно быть заряжено, никаких лиричных моментов.

Я беру не те треки, что у всех на слуху, а те, которые цепляют. Они могут быть старыми, но зато их знают все. Кстати, если раньше можно было удивить, взяв модный трек, то сейчас такое «не прокатит». Я стараюсь подходить оригинально и смешивать совершенно несовместимое. Людям нужно, чтобы их удивляли.

Было дело – в своё время я пела в группе альтернативную музыку. В наших миксах есть такие ответвления, которые, как раз-таки, говорят об этих истоках. Берём и Papa Roach, и Korn, и Мэрилина Мэнсона. Сейчас на подходе новый трек, в нём будет много рока, так что мы готовим бомбу.

 

– Наверное, русские танцоры значительно отличаются от американских?

– Однозначно. Лично для меня Buddha Stretch всегда будет эталоном. Это человек, который придумал всю базу hip-hop и смог объяснить. Все новомодные стили пошли именно от него. Сначала я училась у питерских педагогов, потом ездила в танцевальный лагерь SDK в Чехии. Там 9 сцен, и каждый день ты можешь ходить на разные мастер-классы. У них невероятная энергетика. Я не была ни у одного педагога из России, который бы так заряжал. Поэтому я начала привозить таких педагогов к нам. Наши мастер-классы пока не набирают большое количество людей. Наверное, потому, что всё-таки мало людей, которые серьёзно в это верят. Могу сказать точно, что это большой шаг вперёд, и, сходив туда, твоя жизнь изменится. Сходить на мастер-класс через дорогу гораздо дешевле, чем ехать в их страну.

 

Давно ты открыла свою студию?

– Свою первую студию на Грибоедова я открыла в 26 лет. Так что в этом году ей исполнилось 4 года. Вторая открылась 3 месяца назад на МОГЭС 5А , а расписание в танцевальных группах уже забито. До этого занятия проходили в арендованных залах, но заниматься таким образом было не очень удобно.

Сейчас наш центр танцевального искусства – это не только занятия с педагогами и подготовка команд, мы начали делать упор на мастер-классы. Недавно к нам приезжал BRU VIDAL из Испании, в этом году на фестивале «Репутация» в гостях был  DUC ANH TRAN. Совсем скоро, 25 ноября, из Латвии с мастер-классом ждём BAIBA KLINTS.

Преподаватели приезжают со всех частей света, чтобы научить желающих танцевать. Так что, времени отдыхать совсем нет.

 

– Со скольких лет можно к вам попасть? На момент поступления нужно обладать какими-то навыками или приходить с нуля?

– Набор в группы у нас с 5 лет. Сама я тренирую детей, которым есть 12 лет. В этом возрасте более-менее знаешь, чем ты хочешь заниматься и начинаешь действовать осознанно. Я не приветствую принуждение – к нам приходят, потому что хотят, а не потому, что привели родители.

Обучение у нас с нуля. Бывают случаи, когда люди занимаются по 2 года, а попасть в команду не могут. Но есть те, кто схватывает и зажигает с первого занятия. Я беру в команду не зависимо о того, знают они базу или нет. Через какое-то время они, как правило, догоняют.

Я вспоминаю себя: меня никто не обучал. Хватило одного желания. За месяц я сходила на пару занятий по рок-н-роллу, модерну и поняла, что это не моё. Позже, естественно, для того, чтобы повысить уровень, я каждое лето занималась на мастер-классах в лагерях. Как правило, это были зарубежные педагоги.

Поэтому у каждого есть шанс. Покажи себя – и я возьму тебя в команду. 

 

InFlame и The Rockers – это те команды, по которым тебя узнают. Вы до сих пор выступаете?

– The Rockers – моя гордость. Это одна из первых профессиональных команд, которой уже 5 лет. Изначально банда была проектом в РГУ. Я на тот момент вела что-то типа факультатива дополнительного образования. Мы запланировали проект для «Студвесны», занимались очень плотно каждый день. Я помню, нас было всего 7 человек, выходили танцевать с ирокезами. А сейчас The Rockers знают все и хотят попасть в неё. Многие из участников команды сильно выросли в творческом плане и сейчас преподают в моей студии.

Кстати, в этом году на Чемпионате в Москве наша команда вошла в 15 лучших в России. Для нас это очень большой результат. Так, как встречают The Rockers – не встречают никого. Криков столько, что мы не слышим музыку в начале выступления. Я надеюсь, и на следующих соревнованиях мы всех «порвём».

InFlame – первая танцевальная команда, которая появилась, когда я только начала танцевать. Очень много людей поменялось за это время, но то с чего я начинала, может и не на таком профессиональном уровне, всегда останется в моём сердце. Проекту уже 10 лет, он морально устарел, поэтому мне пришлось убрать его. Сейчас нужен новый «глоток». Летом был набор в мою новую команду. Пока не буду рассказывать подробности.

 

– Ежегодно ты со своими командами ездишь по городам. Сколько на данный момент у тебя наград?

– У нас очень много дипломов – вся стена в студии ими завешана. Развиваемся очень быстрыми темпами. У моих учеников подрастают свои команды. Если в своё время я была одна, то сейчас воспитываю целое поколение, которое идёт за мной.

 

– На шоу большое значение имеют костюмы танцоров. Ваши определённо выделяются на фоне других. Что насчёт своей линии одежды?

– Что касается моих команд, то костюмы для них моделирую сама, а шьют другие люди, потому что у меня реально не хватает на это времени. Но недавно мне пришла в голову очередная идея. Мы открыли магазин одежды street & hip hop «СО.ВА». Он сейчас находится во второй студии. В названии, кстати, первые буквы наших имён. Мне захотелось привезти в город вещи в уличном стиле. В Рязани этого нет – только похожее, но, опять же, это всё далеко от настоящей hip-hop культуры. Длинные майки, свободные штаны, принты с черепами – всё в основном приобретается в других городах или на сайтах. У нас есть человек, который специально отбирает такие вещи и привозит в наш магазин.

Не каждый из моих учеников может позволить себе, например, кепку за 3 тысячи рублей. У нас помимо этого есть костюмы, платное участие в мероприятиях, мастер-классы – всё это очень дорого. Чтобы стильно одеваться, танцевать и «гонять» по мероприятиям нужно много денег. Поэтому мы хотим продвинуть в Рязани магазин одежды именно в hip-hop стиле, но по приемлемым ценам.

 

Как пришла в голову идея создать F.R.E.A.K бал?

– С первого года студии я поняла, что мне нужен какой-то концерт. Так как я человек оригинальный, то посчитала, что делать обычный отчётник – глупо и неинтересно. Когда вокруг столько молодёжи, понимаешь, что твою идею поддержат. Если раньше крутили у виска пальцем за любую идею, то сейчас можно делать что хочешь. Чем более бредовая идея – тем больше будет поддержки.

Когда я начинала, у меня не было каких-то партнёров. Навстречу пошёл РДМ во главе с Николаем Плетнёвым, с тех пор концерт проводим там. Мы собрали оргкомитет из участников команд, активистов, волонтёров и сами организовали первый F.R.E.A.K бал. Например, брейк-команда под руководством Артёма Скрипченко – он двигает свой город, я – свой, и в этом плане мы сошлись. Первый бал прошёл в дружеской атмосфере. Собрали почти целый зал. Хотя, казалось бы, участвуют только мои команды, и не было учеников, которые преподают. Тем не менее, всё прошло круто. В этом году будет уже V-й F.R.E.A.K бал. Здорово, когда люди поддерживают то, что им нравится.

Что интересно, ни в одной студии я ещё не видела такой отчётник. Но я заметила одну тенденцию: многие пытаются нам подражать. Малоизвестные студии выходят на какую-то планку. Это, наоборот, здорово, Рязань развивается.

Ещё один момент. Мы активно общаемся с московскими педагогами, и я могу сказать, что там все студии дружат между собой. Один – ты силён, но один в поле не воин. В Рязани не так. К примеру, у меня есть своя фишка: я считаю, что зрители хотят не только посмотреть на концерт, но и потусить вместе. Поэтому после каждого мероприятия – будь то отчётник, «Репутация» или День рождения студии, мы проводим afterparty. Другие студии также стараются повторить идею и устраивают свои вечеринки – это здорово. Я искренне уважаю творческих людей и надеюсь, что студии нашего города поймут, что мы не враги, потому что двигаем одно дело.

 

– Хотелось узнать, а можно ли заработать танцами?

– Если ты просто ученик, то деньги будут только тратиться. Хотя в Рязани цены очень низкие, по сравнению со столицей. Месяц походить на тренировки у нас стоит 1250 рублей. Стоимость одного занятия, получается, 150 рублей. Но тут нужно понимать, что раз в году придётся потратиться на крутой костюм, атрибуты, кеды и мейк-ап, плюс участие в соревнованиях. Например, для того, чтобы выступить на World of dance в Москве, нужно заплатить 2 тысячи рублей.

Когда  ты становишься хореографом – всё окупается. Чем больше, ты развиваешься, тем больше у тебя учеников. Плюс у нас есть много льгот: бесплатные майки, посещения мастер-классов и прочее.

Когда у меня не было студии, я занималась за «спасибо», а команда оплачивала аренду зала. Сейчас для меня танцы – это профессия, на которой можно иметь что-то кроме удовольствия.

 

– Какие планы на ближайшее будущее? Готовитесь к предстоящим выступлениям?

– Мы участвуем практически во всех мероприятиях города. Сейчас есть где выступать. Года 3-4 назад у нас был только «Чёрный кот». Очень долго я не могла занять там призовое место только потому, что там не было нужной номинации.

Сейчас в нашем расписании по 4 фестиваля в год. Ближайшее мероприятие – мастер класс от BAIBA KLINTS 25 ноября. Затем новогодний карнавал, куда приглашаем всех. В феврале состоится второй фестиваль «Репутация», в этот раз двухдневный. Это будет масштабное мероприятие. Плюс F.R.E.A.K бал, и, может быть, какие-нибудь ещё мастер-классы.

 

– Спасибо за интересное интервью. 

ИРИНАВАСИЛЬЕВА

Еще по теме СТАТЬИ

25 января 2023

УСПЕТЬ СОГРЕТЬ-4

23 января 2023

БРОНЬ ОТ ХРОНИ

20 декабря 2022

НЕ МУТИТЬ ВОДУ-2

20 декабря 2022

УСПЕТЬ СОГРЕТЬ-3

Начинается работа скрипта Cron