Регистрация Поиск

medexpress 1.2

zemlja 1

  • Ботва
18+
18 декабря 2018

У редакции появилась запись разговора о рейдерском захвате мурминской фабрики

 

Как уже сообщало ранее наше издание, известные люди предприняли попытку рейдерского захвата мурминской фабрики. Договариваться с исполнителями должны были Игорь Егоров и Дмитрий Трунин. Деньги принадлежали Андрею Харченко. Юридическое сопровождение находилось в ведении Аркадия Векшина, который свободно чувствует себя в коррумпированных правоохранительных кругах и органах судебной власти. Теперь в распоряжении редакции оказалась аудиозапись разговора похоже Игоря Егорова с человеком, который должен был осуществить рейдерский захват (агент). То есть доказательство того, какими методами действуют вышеуказанные лица.

Ниже приведена расшифровка ключевых моментов диалога.

 

Игорь Егоров (ИЕ): Алё.

Агент (А): Игорь, я подъехал.

ИЕ: А, ну давай, сейчас выйду.

 

А: У меня сложилось очень серьёзное впечатление, что вы (про Андрея Харченко, Дмитрия Трунина, Игоря Егорова, Аркадия Векшина – прим. редакции) мной пользовались и *** меня послали. Кинули ***. И всё остальное. Вы мне сначала говорите одно, по факту – ничего из того, что вы сказали, вы для меня не сделали. Вот. Вы мне обещали 100 тысяч на памятник. Твои слова были? Ты мне говорил, что моя зарплата 200 тысяч.

ИЕ: Сколько?

А: 200 тысяч.

ИЕ: Что?

А: Мы сидели с тобой в кабинете. За вот эту работу (про рейдерский захват мурминской фабрики – прим. редакции), которую я начал выполнять, и которую я сработал на результат. Ты знаешь, что я сделал для вас? Я для вас сделал не такой ход, какой меня просили (рейдерский захват по криминальной схеме – прим. редакции), чтобы я там забежал всех *** и сел в тюрьму (имеется в виду физическое устранение сотрудников охраны – прим. редакции). А я сделал вам всё в рамках правового поля ***. Зелёный ход организации, никто даже слова не скажет. Выписали Артуру (директор ЧОП «Легион» – прим. редакции) протокол, он сейчас увольняется с «Легиона» (частное охранное предприятие, которое охраняет фабрику – прим. редакции), потому что если нет, то у него отзовут лицензию. Сейчас ещё «Рекса» (ЧОП, группа быстрого реагирования фабрики – прим. редакции) *** <…> Звонит Влад (действующий директор фабрики – прим. редакции), написал на меня заявления, что я *** провоцировал, и было похоже на рейдерский захват. Мне звонят все мусора. Вам ***. Вы от меня отвернулись. Всё, кинули ***. ***. Вот так вот я ***. Вот с таким доверием вы ко мне подошли.

ИЕ: Давай теперь я расскажу! Смотри. Когда ты устраивался на работу, было так – Диман (Дмитрий Трунин – прим. редакции) сказал: 7 тысяч в месяц, ой, в неделю платить. Плюс мероприятия. Я платил? Платил.

<…>

А: Не надо перекидывать всё на Димана (Дмитрия Трунина – прим. редакции).

<…>

А: Понимаешь, вот в этом проекте (рейдерский захват – прим. редакции) я пошёл на результат. Игорь, понимаешь, я сработал на результат.

<…>

А: Я вам отдам эти бумаги, в которых будет всё написано. Вы просто можете делать там (имеется в виду мурминская фабрика – прим. редакции) всё, что вы хотите. Но с таким отношением ко мне, после того, на что я подписался, меня *** посылать, Игорь, это была крайняя мера, понимаешь. Это была просто крайняя мера.

<…>

ИЕ: Когда мы с тобой начали разговаривать о том ЧОП, да? Ладно, другой ЧОП (изначально был план вхождения на фабрику с использованием ЧОПа – прим. редакции). Ты говоришь, контролёры. Диман (Дмитрий Трунин – прим. редакции) говорит: хорошо, всё делаем (захват переиграли на спортсменов. Под контролёрами имеются в виду спортсмены, а не ЧОП – прим. редакции). Правильно? Ну, согласно плану. Я с тобой сто раз встречался, Дима. Мы понимаем, цена вопроса. 3 миллиона, 2 месяца… Да? Да. На 3 месяца машину тебе. Было такое? Было. Блин, я сказал всем, и этому, как его (про Андрея Харченко – прим. редакции)… Что вы понимаете, это моя машина? Что понимаешь, это моя машина, но я отдам её...

А: Вы её отдали, потом её забрали. Не разобрались в ситуации! Вы даже литературу (про уголовный кодекс – прим. редакции) не почитали, просто вообще, что это такое (рейдерский захват – прим. редакции). Просто не разобрались! Я сказал: я вам сделаю! Я пошёл и вам сделал.

<…>

ИЕ: Пошли дальше. 3 миллиона, 2 месяца… Дим, ты зайдёшь? – «Я зайду». Я: блин, да 10 контролёров (охранников фабрики – прим. редакции). – «Да я их всех положу!»

<…>

А: У меня есть план, в котором я не сказал, что я забегу (налёт на мурминскую фабрику – прим. редакции) в первый день, как вы хотели.

ИЕ: Ты мне сам звонил по телефону. Ты мне по телефону звонил и говорил, что «я остановлю (работу производства – прим. редакции), всех положу, всё займу (помещения, цеха – прим. редакции)».

А: Это не первый день, Игорь! Я вам расписал целый план, в котором всё указано! Первая неделя. Я привёз…

ИЕ: Ты только привёз…

А: Когда, помнишь, мы сидели, Андрей Борисович (про Андрея Харченко – прим. редакции) говорит: слушай, а почему ты план не расписывал? Ты сам ему говоришь: он (цитируется диалог про агента – прим. редакции) всё расписывал, предоставлял. Этот план я привёз потом уже Диме (Дмитрию Трунину – прим. редакции). Я сказал: изучайте.

<…>

ИЕ: …потом я говорю: что-нибудь надо (для захвата – прим. редакции)? – «Кроме денег ничего не надо». Мы говорим… Мы говорим: но фабрика потом не будет работать? – «Да». Мы говорим: неделю не работает – платим, неделю не работает – платим.

<…>

А: В этот момент вы забираете у меня машину, блокируете карту и зарплату мне больше не платите.

ИЕ: Зарплату тебе заплатили… потом.

А: Какую зарплату мне заплатили?

<…>

ИЕ: Сколько ты потратил денег? Потратил 400 тысяч. Ладно. Я видел видео, один день вы (группа захвата – прим. редакции) всего проходили. Один день. То есть ты один день пришёл с утра, походил, трое вас, одного видел ещё спортсмена… Больше не видел.

<…>

А: Может, вы не заметили там, не знаю… Я ходил, я там был 4 дня. Ровно 4 дня. <…> Приехали 12 человек, четверо из них с оружием (про охранные фирмы «Легион» и «Рекс» – прим. редакции), нас стояло со мной семеро. Я стоял, и мои люди стояли. И мы думаем: блин, ну чего мы сейчас, давай идём зарубаться. А мне говорят пацаны: а нам денег-то заплатят? Вот я и звонил тебе.

<…>

ИЕ: Деньги лежат.

А: Они лежат (имеется в виду «да, я знаю, что они лежат» – прим. редакции), вот, но их никому (рейдерам – прим. редакции) не дали, потому что мне никто не поверил (что рейдеры работают
– прим. редакции).

<…>

ИЕ: Ты дал им денег до этого.

<…>

А: …когда вот эта ситуация настала, и мы хотели понимать, дадут ли нам денег вообще на следующий этап. Есть ли смысл нам вообще в это встревать всё. Вот я позвонил объяснить ситуацию. Мы час с вами разговаривали, вы в итоге взяли паузу. Игорь! Ни силовики, ни Росгвардия (коррумпированные сотрудники органов – прим. редакции) ждать и думать не может. Только вы это можете делать. И этим самым вы усугубили свою ситуацию. Это не то что *** Соколов (бывший мурминский депутат Сергей Соколов – прим. редакции) ходил жопой тряс, вы *** на*** переобувщик ***, понимаешь!

<…>

ИЕ: …мне Харченко звонит: «фабрика остановлена?» Это, ходили (рейдеры – прим. редакции). Тут (в офисе – прим. редакции) мне говорят: ты (про агента – прим. редакции) блин пришёл, поговорил, посмеялись, поржали, уехали. Думаю, блин, ладно, новый план... Ты (про агента – прим. редакции) говоришь: план изменился, потому что всё сложно... «Ладно, у тебя 100 тысяч есть?, – ты сказал. – принеси», принесу (обещание Игоря Егорова дать эти деньги агенту – прим. редакции). Мы пошли бы дальше, но не приехал, исчез.

<…>

А: Просто опять ходить к вам и просить эти деньги по три дня, Игорь, это нереально. Когда я прихожу, и 8 человек (рейдеры, которые отработали захват, и спрашивают деньги с агента – прим. редакции)

<…>

ИЕ: Да у нас миллион лежит… Миллион лежит!

<…>

ИЕ: Давай тогда пойдём по плану следующему. План такой: получаем (деньги – прим. редакции), ты туда раз, мы с Харченко встречаемся, берём деньги, у нас нет сейчас. У Харченко берём деньги, и ты туда заходишь уже официально. Правильно? Так с тобой говорили? <…> Ты сможешь зайти?

А: Я не пойду! Я не пойду! Я не буду больше после такого отношения. После такого отношения ещё меня *** посылают. Я не буду этим заниматься! Всё! Я больше не ***, мне это не надо! Я хочу расчёт. Я хочу расчёт и всё.

ИЕ: Почему?

А: Да потому что, Игорь! Вы мне *** *** меня посылаете! <…> Дима (Дмитрий Трунин – прим. редакции). Он не с тобой? Он не в вашей команде? А я… А я… Послушай, послушай, послушай. Я ему звоню в пятницу вечером или в четверг, мы с ним всё решаем по поводу плёнки (имеются в виду деньги – прим. редакции). Он говорит: *** ехай к Векшину (юрист Андрея Харченко – прим. редакции), ищи его. Я говорю: Диман, соответственно, с утра меня не будет, я буду до обеда там пасти (ждать передачи денег с Аркадием Векшиным – прим. редакции). После обеда наберёмся.

<…>

А: Мне что *** рассказать, как за деньгами ездить? Деньги выбивать с людей. Мне это рассказать? Я приехал, ждал около дома ***.

ИЕ: Ты лучше расскажи, как с этими, с проверками. Мы ждём проверки (имеются в виду заказные проверки мурминской фабрики со стороны Росгвардии, полиции, прокуратуры – прим. редакции). Они уже прошли?

А: Я тебе только что сказал! Мне звонят, говорят: Диман, мы готовы ехать, тебя с собой берём (звонок от коррумпированных сотрудников полиции – прим. редакции). У нас была договорённость. Понимаешь? Я пришёл к Диме (Дмитрию Трунину – прим. редакции): Дима, мне нужна одна бумажка, вот этот Ди-Эйч-Эл (список якобы сотрудников агента, на самом деле рейдеров – прим. редакции) ***. Он говорит: юристки нет, всё у юристки, а она придёт в понедельник. Я отправлял список ***, он говорит, вот эта единственная бумага мне нужна. Я ему перезваниваю. Он (коррумпированный полицейский – прим. редакции) говорит: чё? Я ему: Да ничё, пока тишину поймали (нет ответа от Дмитрия Трунина – прим. редакции). Я потом к нему пришёл, а он (коррумпированный полицейский – прим. редакции) говорит: ты знаешь, мы не можем ждать. Во-первых, ты *** везде написал. Во-вторых…

ИЕ: Ты же не сказал это, что не можешь. Ты потом сказал, что они (проверки – прим. редакции) уже прошли. Ладно, прошли. Ждём. Да хрен с этими, как называется… с плёнками и так далее. Мы ждём Харченко, мы с ним договариваемся встретиться в четверг, потому что к четвергу будет у нас бумага, по которой можно зайти. Мы соединяемся, и как это называется, у тебя есть люди…

<…>

А: Я здесь 4 дня ровно, я здесь находился в Мурмино.

ИЕ: Я знаю…

<…>

А: Мы… Мы… Блин, Игорь, я тебе говорю, то что вы хотели себе за эти деньги... Ты хотел, чтобы я сразу остановил фабрику, и 15 лет тюрьмы сразу? А вот сейчас я сделал такие шаги, я туда сразу написал, этим написали, мне сказали: ну, условный получишь, может быть.

ИЕ: Если что? Если сейчас зайдёшь?

А: Если сейчас я зайду вообще на правах Росгвардии. Я сейчас зайду туда и встану со своими работниками (рейдерами – прим. редакции). И никто мне слова не скажет. Просто не скажет.

ИЕ: <…> Вот давай тогда вопрос следующий. Ты сможешь зайти, остановить работу фабрики?

А: Я не буду останавливать её. Я зайду, поставлю людей (рейдеров – прим. редакции), как у меня написано в плане. Только потом, мы ещё давно об этом разговаривали, мы пока там встанем, будем немножко увеличивать людей, потом будем там волнения, копать, электричество, буду вызывать МЧС туда, всё пятое-десятое (постепенное уничтожение производства – прим. редакции).

ИЕ: Следующее. Ты будешь это делать? Или потом начнётся следующая тема, что «я не знаю, как будет». Понимаешь, не знаю, как будет. А дальше следующая проблема. Мы-то (Дмитрий Трунин, Андрей Харченко, Игорь Егоров, Аркадий Векшин – прим. редакции) говорим о том, что нам нужно (про уничтожение производства – прим. редакции). Мы сказали: у нас нет вопросов. Мы ездили в это… в Москву, нам сказали: 6 миллионов. 6 миллионов (рейдерский захват фабрики «московской» структурой – прим. редакции). Мы сказали: блин, нет денег. Потом с этим ЧОПом (ЧОП «Форпост» – прим. редакции). Он (директор «Форпоста» – прим. редакции) сказал, это будет стоить 3 миллиона. 3 миллиона (рейдерский захват фабрики «рязанской» структурой – прим. редакции). Мы говорим: у нас нет таких денег. Харченко говорит: у меня есть 2, я могу дать 2, вы дадите миллион? Диман (Дмитрий Трунин – прим. редакции): эээ. Мы такие: хрен с ним, ужмёмся, надо это всё сделать.

<…>

ИЕ: Это уже потом, когда Харченко приехал… <…> Он (Андрей Харченко – прим. редакции) говорит: какой план? Мы говорим: приезжай, поговорим. Вот он приехал в понедельник… приехал в понедельник, чтобы план объяснить ему надо, потому что приехал, деньги лежат. Он приехал (привёз 2 миллиона – прим. редакции), мой миллион лежит (миллион Игоря Егорова – прим. редакции). Он приехал, и… как называется… Тебя нет. <…> Следующий шаг какой? Ты слышишь? Ты пойдёшь туда…

А: Захожу не один. Я захожу со своими людьми, которые…

ИЕ: Сколько это стоит? Около 500 тысяч заплатил (рейдерам передали уже 500 тысяч, поэтому спрашивает, сколько ещё надо – прим. редакции). И что дальше? Сколько это будет стоить, чтобы мы решили свою задачу? Нам какая задача нужна?

А: Это будет 200 тысяч моя зарплата, машину мне давайте, а потом мы будем разговаривать.

ИЕ: Ну тогда нам неинтересно.

А: Ну а мне тогда тем более неинтересно.

ИЕ: Ты просто взял деньги, решил вопрос? Ты решил, только чего… 500 тысяч нет моих, наших… <…> Представляешь, если бы я привёз эти деньги бы Росгвардии? 500 тысяч (денежное вознаграждение за коррумпированные действия – прим. редакции).

А: Кому?

ИЕ: Кому и хотели. Ментам. У нас есть менты. У нас есть менты (про коррумпированных сотрудников полиции – прим. редакции). Мы бы могли 500 тысяч…

А: Надо просто знать, кому эти деньги дать можно.

ИЕ: У нас есть менты. У нас есть, понимаешь? Есть менты. Серьёзно. Вот мент живёт тут вот. Понимаешь, с той стороны. У нас есть менты. С такой темой. Да много кто есть. <…> Блин ты 500 тысяч забрал.

А: Я их себе взял?

ИЕ: В том числе. Ну, конечно, а что, нет? Нет, ты взял себе деньги? Взял, нет?

А: Я себе не брал деньги. Я себе не брал денег! Не оставил ничего. У меня серьёзные проблемы из-за вас. <…> Вы меня кинули, Игорь! Вы чего? Вы меня кинули.

ИЕ: Я тебя кинул?

А: Вы все втроём. Вы все втроём (про Андрея Харченко, Дмитрия Трунина, Игоря Егорова – прим. редакции). Вы мне зарплату не платили. <…> Ты сейчас мне денег не дашь?

ИЕ: У меня сейчас нету.

 

Полную версию аудиозаписи можно послушать на странице нашего издания в соцсети «ВКонтакте». 

 

  ДОПОЛНЕНИЕ

У Андрея Харченко есть личный адвокат Аркадий Векшин, который в интернете позиционируется как борец за справедливость, ярый противник коррупции и криминала. Насколько известно, этот юрист, по всей видимости, является у своего работодателя кем-то вроде бухгалтера, то есть контролирует ход финансов, передачу средств кому-либо, в том числе вознаграждение госструктурам за определённые действия или бездействие. Сюда же можно отнести финансирование рейдерского захвата мурминской фабрики и юридическое сопровождение.

  ОБОСОБЛЕНИЕ

Одна из официальных копий данного разговора в настоящий момент находится в Генеральной прокуратуре, одна у и.о. начальника полиции по региону и ещё одна в рязанском РОВД.

brikus 5

Начинается работа скрипта Cron